Sidebar

Защита экологии — довольно прибыльный бизнес, основанный на шантаже предприятий и организаций. Безотходных производств практически не бывает, поэтому загрязнение окружающей среды можно трактовать довольно вольно. Любой человек, бросивший фантик от конфеты, уже загрязняет окружающую среду. Поэтому почти любое предприятие можно шантажировать. В прессе уже неоднократно публиковались материалы, раскрывающие подобную деятельность экологических организаций.

Но гораздо большую прибыль приносит создание наукообразных мифов, здесь открываются широкие перспективы для освоения средств. На вопрос о том, кто заинтересован в том, чтобы подтасовывать научные данные и создавать наукообразные мифы, профессор А. П. Капица отвечает:

«Боюсь, что здесь играют большую роль деньги. Смена фреонов приносит громадные доходы крупным химическим компаниям, которые выпускают так называемые более здоровые фреоны. Смена холодильников и кондиционеров в США в прошлом году обошлась потребителю в 220 млрд долларов… Уже много лет бывший президент Академии наук США Фредерик Зейтц (Seitz) обращал внимание на то, что все теории глобального потепления и озоновых дыр притянуты за уши и не отвечают действительности, что это — антинаучные теории. 17 тысяч американских ученых подписали петицию. Они согласны с Зейтцем…».

В цивилизации денег, большая шумиха поднимается за редким исключением только из-за больших денег.

Вернемся к ситуации с неизлечимыми болезнями и глобальными эпидемиями – излюбленной постановки последних лет.

В 2005-2006 году возникает всемирная паника по поводу очередной «неизлечимой» болезни – птичьего гриппа. И вот появляется лекарство от «неизлечимой» болезни – тамифлю, запатентованной американской компанией Gilead Sciences.

Правительство США выделяет громадные средства на закупку тамифлю. Правительства других стран и частные лица бросились скупать тамифлю на корню, и мировые запасы иссякли. Поднялась буря: единственное спасение от пандемии достанется не всем. Тогда некоторые индийские производители стали требовать от Gilead Sciences досрочно отказаться от патентной защиты.

Конечно, курс лечения данным препаратом был довольно дорогим – 50$. Конечно, абсолютно бессмысленным, препарат принимали 70% умерших от «птичьего гриппа». И конечно, никакой эпидемии не случилось.

И, конечно, кое-кто очень хорошо заработал, когда люди скупили тонны бездейственный, дорогих таблеток. Кто же провернул столь удачную операцию?

За ответом далеко ходить не надо. Компанию, спасавшую мир, Gilead Sciences, ранее возглавлял тогдашний министр обороны  США Дональд Рамсфельд[1].


[1] Дональд Рамсфельд заработал пять миллионов долларов на препарате, не помогающем от «птичьего гриппа». 13.03.2006, NEWSru.com.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 21 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

О партийном сите по-коммунистически

Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[1]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, и они не нуждаются в создании партии.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

В партийной рекрутации была сделана ставка на самый равнодушный к делам государственного управления класс общества. Коммунисты его лелеяли, а в результате рабочий класс проявил полное равнодушие к падению коммунизма. А его авангард — шахтеры — стал первым требовать отставки коммунистов. Мало того что этот класс был равнодушным, к тому же год от года он уменьшался. Получается, коммунисты делали ставку на уменьшающийся, равнодушный слой общества.

Политократия есть механизм рекрутации самых лучших. Политократия — это сито, а сито должно отсеивать, а не загонять в партию. Почему при коммунистах директор любого предприятия, ректор вуза, директор НИИ — все обязаны были быть коммунистами? Зачем людей тысячами загоняли в партию? В одном из докладов Горбачев хвастался, что за пять лет в КПСС вступило более 1,5 млн человек. Какое же это сито? Кому нужна была нужна партия в двадцать миллионов? Вместо сита действовал принцип: или ты в партии, или крест на всей твоей карьере, причем на карьере любого рода, будь то научной, преподавательской или производственной.

Вообще, каков идеал коммунистического общества? Некий кисель из человеческих существ без государства, нации, семьи, потребляющих столько, сколько они того хотят? Можно ли в это искренне верить? Как можно отобрать достойных кандидатов в партию, если ни принимающий, ни вступающий не понимают идеи, которой должны служить? Может ли экзаменатор в вузе правильно оценить знания студента, если ни он, ни студент не знают, о чем, собственно, говорят? В результате на верх коммунистической элиты пробивались приспособленцы, которые ни во что не верили, потому что искренне верить в коммунистическую доктрину нельзя.


[1] Ленин. В. И. Изб. пр-ия. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.

sunset mankind