Sidebar

Возможен и другой вариант. Землю не будут населять деградированные человекоподобные существа. Постепенно люди станут подобны машинам, а затем настоящие машины превзойдут машиноподобных людей. Ведь машины уже сегодня считают лучше, чем мы. В 2000 году был создан компьютер, проделывающий в секунду столько же операций, сколько человек мог бы произвести за 10 миллионов лет.

Духовность человека — его отличие и его преимущество. Только люди обладают духовностью. Все остальное у человека неконкурентоспособно.

По показателям биологического приспособления к природе человек значительно уступает подавляющему большинству представителей животного мира. Если человека возвратить в животный мир, он потерпит катастрофическое поражение в конкурентной борьбе за существование и сможет проживать только в узкой географической полосе своего возникновения — в тропиках, по обе стороны близко к экватору. У человека нет теплой шерсти, у него слабые зубы, вместо когтей — слабые ногти, неустойчивая вертикальная походка на двух ногах, предрасположенность ко многим заболеваниям, деградированная иммунная система.

Интеллектуальная природа, как выясняется, также теряет свою конкурентоспособность. По многим параметрам человек проигрывает даже современным техническим устройствам, не говоря о будущих. Вот что пишет относительно интеллекта людей английский профессор кибернетики К. Уорвик:

«Если мы не научимся подключать дополнительную память или “объединять” мозг многих людей, мы неизбежно будем отставать от машин, чей интеллект, не ограниченный размерами мозга и другими параметрами, стремительно развивается.

Кто-то может сказать: “В любом случае мы будем осуществлять контроль над машинами, даже если по уровню интеллекта они и превзойдут нас. Неважно, каков этот уровень, если мы контролируем их — если мы можем включать и отключать их, когда хотим, значит с нами все будет в порядке”.

Вообразите на секунду, что вы — очень интеллектуальная машина и что человек, который далеко не так умен, как вы, включает вас, задает вам работу, на которую сам не способен, потому что гораздо глупее вас, а затем — отключает вас. А вы при этом просто физически не можете ни включить себя, ни выключить. Смирились бы вы с такой ситуацией?»[1].

Причем это не научная фантастика, это предсказания английского профессора, приводящего в своей книге много фактов развития искусственного интеллекта и робототехники.

Мы, люди, строим мир, где нам самим делать будет нечего. Там, где все стремится к повышению рентабельности, рациональности, человек с его эмоциями, болезнями и прочими с точки зрения рационального устройства жизни «сбоями» — лишний. Он все меньше работает физически, все меньше работает умственно, душа его угасает. За него все делают компьютеры и роботы. Человек становится придатком машин, постепенно из их властелина превращаясь в раба. Он вытесняется из мира, и все идет к тому, что скоро он вообще не будет нужен. Эволюционно у человека нет перспектив.

Рентабельность выживает человека из этого мира. Благодаря прогрессу мир уже сможет обходиться без человека. Цикл жизни замкнется, и люди окажутся в нем ненужной деталью.

«Мыслящие машины все возьмут под свой контроль и в конце концов станут хозяевами… Грядущее, которое ожидает человека, превратится в “мальчика по вызову, обслуживающего будущих роботов”»[2].

Уже сегодня предрекают революцию нового типа — революцию роботов. Человечество находится на пороге новой эры, когда роботы станут неотъемлемой частью повседневной жизни, считает Б. Гейтс. По мнению создателя знаменитой корпорации Microsoft, в ближайшее время в роботехнике произойдут революционные изменения, схожие с прорывом в вычислительной технике 30 лет назад. Роботы станут столь же доступными и широкоиспользуемыми, как сейчас компьютеры. Свое видение новой эпохи Б. Гейтс изложил на страницах январского номера популярного американского журнала Scientific American. По его мнению, роботы ближайшего будущего окажутся мало похожими на их собратьев из фильмов «Звездные войны» Лукаса. «Но по мере того, как эти устройства будут становиться все более доступными потребителям, они станут оказывать все большее влияние на то, как мы работаем, общаемся, учимся и развлекаемся»[3].

Согласно закону одного из основателей компании Intel Г. Мура, удвоение сложности микропроцессоров происходит каждые 18 месяцев. Исходя из этого закона, уже в ближайшее время компьютер окончательно превзойдет человека.

Главные проблемы начнутся тогда, когда компьютеры станут лучше нас. Создав машину, не уступающую ни в чем нашему собственному мозгу, мы затем заменим процессор на более быстрый или увеличим размер памяти, и компьютер станет совершеннее нас. Мы тут же получим машину, которая будет работать лучше, чем наш собственный мозг. Возможно, она сможет сконструировать более совершенный компьютер, чем могли бы это сделать мы. А этот компьютер, в свою очередь, сможет создать еще более совершенную машину, И так далее возможно даже с реализацией закона Мура в обозримом будущем. Через восемнадцать месяцев после того, как мы сконструируем компьютер, равный по мощности обработки данных нашему мозгу, появится новый компьютер, вдвое более мощный, А еще через восемнадцать месяцев мы получим компьютер с эффективностью обработки данных, в четыре раза превышающей нашу собственную. И так далее. Ничто из этого не является невозможным. Например, нейроны человека передают сигналы со скоростью 200 метров в секунду, в то время как электронные сигналы движутся со скоростью 100 миллионов метров в секунду в меди, а сигнал в оптическом процессе может в принципе перемещаться со скоростью 300 миллионов метров в секунду. Следовательно, можно обоснованно ожидать улучшения в скорости мысли в миллион раз, если разум будет перенесен от плоти к электронной матрице того же размера. Фактически сверхразумный компьютер — это последняя машина, которую сотворит человек. Как только компьютеры превзойдут нас по разуму, они неизбежно возьмут над нами верх. Очень скоро мы подойдем к этапу, когда компьютеры, конструирующие новое поколение машин, даже не смогут нам объяснить, что они делают: мы просто не сможем понять их объяснения. Даже на этом этапе человечеству может найтись применение. Нам, может быть, даже разрешат убираться возле этих машин — хотя, возможно, чая они требовать не станут. Они, возможно, оставят нескольких из нас в качестве домашних животных или же станут рассматривать наши причудливые мыслительные процессы как естественный источник развлечений[4].

Калифорнийский футуролог Вернор Виндж предсказывает: «В течение тридцати лет у нас появится технологическое средства для создания сверхчеловеческого разума. Вскоре после этого эпоха человека закончится».

Горькая истина заключена в современную шутку: «В двадцать первом веке люди перестанут лгать, лицемерить, красть, убивать. За них это будут делать машины».


[1] Уорвик К. Наступление машин. Почему миром будет править новое поколение роботов. М., 1999. С. 79.

[2]Вальверде К Философская антропология.. М., 2000. С. 150.

[3] Билл Гейтс предрекает революцию роботов. 20.12.2006, деловая газета «Взгляд».

[4] Адамчик  М. В. 50 версий гибели человечества: 50 фактов, способных изменить наш мир. Мн., 2006. С 138–140.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 45 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Кто руководит обществом?

Обществом всегда руководит господствующий класс. В общем-то это очевидно, никогда более или менее большим коллективом не руководят все, будь это большое предприятие или Государственная Дума.

В этом отношении можно полностью согласиться с элитологами, в частности с одним из родоначальников элитологии — итальянским социологом Г. Моской, который формулировал свое кредо следующим образом:

«Одно становится очевидным даже при самом поверхностном взгляде. Во всех обществах, начиная с едва приближающихся к цивилизации и кончая современными передовыми и мощными обществами, всегда возникают два класса людей — класс, который правит, и класс, которым правят. Первый класс, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть, в то время как другой, более многочисленный класс, управляется и контролируется первым, причем таким способом, который обеспечивает функционирование политического организма»[1].

Как мы увидим далее, господствующий класс и элита — далеко не одно и тоже. Вначале определим, что есть «господствующий класс».

Господствующий класс — это слой общества, реально управляющий обществом, вне всяких моральных или иных качественных характеристик. Номинально основными социальными функциями господствующего класса являются: тактическое управление, стратегическое прогнозирование, формирование духовной сферы общества, а основными социальными задачами являются консолидация социума для, охраны общества от внешней агрессии и в целях материального и духовного совершенствования общества.

Итак, обществом руководит господствующий класс. Почему? Основных причины три:

  • Непрофессионализм большинства. Большинство членов общество не обладают досрочными для управления обществом знаниями. Никто же не требует, чтобы каждый умел ремонтировать автомобиль или разбирался в хитросплетениях высшей математики. Это доступно профессионалам. Но ведь и управление таким сложным механизмом, как общество, тоже требует определенных профессиональных навыков. Как невозможно доверить управление самолетом большинству пассажиров, точно так же невозможно доверить большинству общества управление этим обществом.
  • Технологическая сложность. В достаточно большом обществе невозможно организовать процесс управления, в котором будут участвовать все члены общества. Точно так же как невозможно организовать процесс управления самолетом, в котором будут участвовать все пассажиры. Конечно, 150–200 пассажиров могут нажимать на некие кнопки, командир экипажа может даже объявлять, что именно они ведут лайнер. Но в реальности пассажиры не могут осуществлять управление самолетом в смысле целенаправленного процесса. Даже если предоставить невозможное и пойти на громадные затраты по переоборудованию лайнера, на обучение пассажиров и предоставить им некое управление лайнером, то процесс управления настолько усложнится, что лайнер вряд ли вообще поднимется в воздух. В итоге — громадные материальные и временные затраты, а результат значительно ухудшается. Но еще раз повторим: это лишь иллюстрационный гипотетический пример. Сами пассажиры никогда не сядут в самолет, которым управляет 200 человек. Если, конечно, они не сумасшедшие или не камикадзе.
  • Незаинтересованность большинства. Но главная причина невозможности управления обществом всеми его членами — иная, нежели непрофессионализм большинства или технологическая сложность массового управления. Большинству людей вообще не интересен процесс управления обществом. Особенно когда этому процессу не сопутствуют значимые привилегии. Обыватели в большей степени ориентированы на интересы своей семьи, а не общества. Заботиться об обществе — для них не только непосильная, но и абсолютно не интересная задача. Здесь можно привести данные Французского института общественного мнения (ФИОМ), согласно которым с 1950 г. по настоящее время доля тех, кто считает себя «очень» интересующимися политикой, остается постоянной и составляет сегодня активное меньшинство — между 10 и 14 %[2]. Эти цифры значительно уменьшатся, если из данных показателей вычесть тех, кто интересуется политикой по долгу службы, — это журналисты, политтехнологи, эксперты, т. е. те, кто зарабатывает этим себе на жизнь. Истинная цифра интересующихся обществом и его потребностями, вне зависимости от профессиональных обязанностей, а, так сказать, по зову сердца, всегда минимальна.

[1] Цит. По: Ашин Г.К. Основы политической элитологии. М., 1999. С. 26.

[2] Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра. М., 1997. С. 38.

sunset mankind