Sidebar

Кто-нибудь скажет, что периоды вырождения не раз бывали у различных народов и различных цивилизаций. Да! Нравственное падение бывало и раньше, правда, такого падения, как сейчас, не было за всю историю человечества. О деградации прошлого говорить трудно, т. к. часто место реальных фактов занимают домыслы. Например, говорят, такой-то композитор был гомосексуалистом. Проверить этого нельзя, сам он об этом не говорил, документов, подтверждающих домыслы, нет. Таким образом, можно обвинить кого угодно в чем угодно.

Например, врач Д. Хайден в своей книге «Pox: genius, madness and the mysteries of syphilis» рассказывает о том, как сифилис способствовал проявлению либо искажению талантов великих людей. По ее мнению, сифилисом страдал немецкий философ Ницше. Хайден даже знает подробности: узнал о своем заражении Ницше в 23 года, заразился, еще находясь в утробе матери. Но «нацисты, пожелавшие взять на вооружение ницшеанскую философию сверхчеловека, предприняли необходимые меры, чтобы упоминание о сифилисе исчезло из истории болезни философа»[1], т. е. документов, подтверждающих заболевание философа, нет. Каким образом Хайден узнала о заболевании философа, непонятно, раз документов нет, видимо, у нее есть машина времени. Подобным образом Ницше можно обвинить в чем угодно, в том, что он не только болел сифилисом, но и был гомосексуалистом, педофилом, садомазохистом и т.п. Просто нацисты уничтожили все документы. А если серьезно, то здравомыслящему человеку не стоит даже обращать внимание на произведения людей, пытающихся заработать не продаже эпатажных вымыслов.

Надо также учитывать, что народы, у которых встречались элементы духовного разложения, например древние греки или римляне, жили в далекое и во многом дикое время, и сами только-только вышли из варварского состояния. Если младенец ходит в туалет в штаны — это нормально, но если он будет продолжать это делать, когда вырастет, то это болезнь. Поэтому то, что было простительно им, непростительно народам, которые любят себя называть цивилизованными.

В марте 2002 года в Санкт-Петербурге открылась выставка авангардных ювелирных украшений. Естественно, все они сделаны на примитивно-дефективном уровне — например, кольцо, которое можно носить на плече. В телесюжете, посвященном этой выставке, говорилось, что эти работы очень напоминают изделия людей бронзового века. Значит, авангардные украшения есть продолжение традиции, а не деградация. Нашли на кого равняться! Можно предложить создателям таких украшений и выставок, раз они в своей жизни равняются на столь отдаленное прошлое, переселиться жить в пещеры.

Не стоит идеализировать древний мир, в Древнем Риме наслаждались гладиаторскими боями[2], в Древней Греции было развито мужеложство. Но надо помнить, что у всех подобных цивилизаций есть общее — они погибли. Неважно, что, у кого и когда было, — важно, что такого нравственного разложения не было у нас, и мы не желаем повторять судьбу ни Древней Греции, ни Древнего Рима.

Что касается европейской, русской цивилизации, то стоит признать, что раньше тоже не все было безупречно. Например, существовала проституция, хотя не в таком объеме, как сейчас. Да и вообще сегодня обыкновенная женщина одевается так, как еще в прошлом веке не позволила бы себе самая опустившаяся проститутка. Безнравственность всегда была исключением, и самое главное — она всегда осуждалась. Сегодня осуждают лишь по инерции. Постепенно меняются ценности общества, и это самое страшное. Вот как описывает прошлое и настоящее гедонизма Э. Фромм:

«Хорошо известно, что в истории человечества богатые следовали в своей жизни принципам радикального гедонизма. Обладатели неограниченных средств — аристократы Древнего Рима, крупных итальянских городов эпохи Возрождения, а также Англии и Франции XVIII и XIX веков — пытались найти смысл жизни в безграничном наслаждении. Но хотя максимальное наслаждение в смысле радикального гедонизма и было целью жизни определенных групп людей в определенное время, оно никогда — за единственным до XVII века исключением — не выдвигалось в качестве теории благоденствия никем из великих Учителей жизни в Древнем Китае, Индии, на Ближнем Востоке и в Европе»[3].

Падение нравов — норма сегодняшнего дня: например, во многих странах Европы официально разрешена проституция, легализованы наркотики и деятельность гомосексуалистов. Quae fuerant vitia, mores sunt — «Что было пороками, то теперь нравы»: в этой латинской пословице слышится голос умирающей, некогда великой древнеримской цивилизации, и эта пословица очень точно характеризует сегодняшнее положение в нравственной сфере.


[1] А. Рохас Как сифилис изменил историю Человечества. // El Mundo, Испания. 04.06.2003, ИноСМИ.Ru.

[2] Исследование австрийских антропологов-криминалистов под руководством доктора Фабиана Канца и профессора Карла Гроссшмидта позволило выявить то, что несколько расходится с прежними представлениями о жизни гладиаторов: за ними тщательно ухаживали, лечили и берегли, не скупясь на лекарства и средства по укреплению здоровья. Таким образом было опровергнуто предубеждение о том, что гладиаторы были никому не нужным пушечным мясом (Развенчан миф о том, что гладиаторы были пушечным мясом // Московский Комсомолец. 09.11.2007).

[3] Фромм Э. Иметь или быть? Киев, 1998. С. 193.

Похожие статьи:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Догматизм

Часто можно услышать, что Маркс, Энгельс и Ленин были против догматизма. Во всем виноват Сталин. Это неверно. Все произведения Ленина просто захлебываются от злобы ко всем, кто хоть мало-мальски не разделяет не то что бы азы марксизма, а выражает робкое сомнение в деталях. Вечная борьба с левыми, правыми уклонами — не изобретение Сталина.

Марксизм пытается все стороны бытия выстроить в одну схему. Как писал Н. А. Бердяев,

«Маркс многое открыл в окружающем его капиталистическом обществе и многое сказал о нем верно, но он придал сказанному универсальный характер, и в этом состояла его ошибка».

Можно прочитать доклады Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, Горбачева — все одно и то же: загнивание капитализма, успехи социализма, рост рабочего движения в странах капитала. Можно было бы вообще один хороший доклад написать в 1930-х годах и читать его все оставшиеся 60 лет один раз в год!

Мир меняется, а ущербная коммунистическая идея не способна к развитию. Мы 70 лет оперировали тезисами более чем вековой давности. У нас не было серьезных разработок ни в вопросах государственного строительства, ни в геополитике, ни в экономике, ни в психологии, ни в других областях. Сейчас в это трудно поверить, но один из самых низких конкурсов был в экономические вузы.

На Западе возникла советология, во всех тонкостях изучавшая наше общество, а мы все изучали в узких рамках марксизма-ленинизма. В результате мы пришли к тому, что Ю. Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». И это было правдой, но только половиной правды. Мы-то не знали общества, в котором жили, зато очень хорошо это общество знали и постоянно изучали наши враги на Западе.

И наша экономика стала неэффективной не потому, что социалистическая экономика неэффективна в принципе, а потому, что мы все чугун выплавляли, когда весь мир начал заниматься производством компьютеров. Пролетариат же гегемон, а если собирать компьютеры, куда его девать? Тот, кто собирает компьютеры, уже вроде и не гегемон, гегемон — это тот, кто выплавляет чугун. Пришлось выбирать: или гегемон, или компьютеры. Выбрали гегемона. Чем это кончилось и для гегемона, и для компьютеров, и для идеологии, и для страны в целом, мы прекрасно знаем.

Конечно, эта картина советской действительности является несколько упрощенной, но зато она верна и наглядна. Если до Маркса экономику страны оценивали преимущественно по производству сельхозпродукции, а в начале XX века — по степени развития тяжелой промышленности, то начиная с середины XX века постепенно становится доминирующим показатель развития наукоемких производств, а сегодня уже говорят о новой эпохе, где главное богатство страны будет составлять производство научной технологии и информации. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что научную технологию и информацию производит не рабочий класс. Поэтому надо было выбирать: или оставаться в прошлом веке, но с пролетариатом, или идти дальше, но без него.

sunset mankind