Sidebar

Не надо думать, что духовная мутация человека — дело отдаленного будущего. Она уже началась, и, чтобы понять это, достаточно включить телевизор. Смертоносный процесс уже идет.

«Мир воистину стал ненормальным. Повсюду ложь выдается за истину. Предаются забвению подлинные нравственные ценности, а грех возводится в добродетель. Мир стремится только к вещественному развитию, к удовлетворению своих страстей и похотей. В целом можно сказать, что мир сегодня представляет собою некий театр абсурда, где добро и зло поменялись местами. Достаточно взглянуть на обложки большинства газет и журналов, подойти к книжным “развалам” или просмотреть названия фильмов, демонстрирующихся в кинотеатрах и на телевидении… В целом ряде стран, называющих себя “христианскими”, узаконены браки содомитов и лесбиянок, а извращенцы занимают государственные должности. В официально зарегистрированных сектах совершается открытое служение сатане…»[1].

Нам надо не забывать, что один сюжет в рекламе, проповедующей вырождение, по силе своего влияния превосходит тысячи нормальных. То же самое можно сказать и о фильмах, и о других произведениях искусства. Те, кто этого до конца не понимает, могут провести опыт — раз в неделю принимать каплю яда, а в остальное время питаться экологически чистыми продуктами. Эксперимент продлится ровно до того дня, когда надо будет проглотить отраву. То же самое происходит и с душой человека: даже одна капля яда может развратить и убить ее. А сегодня на человеческие души яд льется не каплями, а целыми ведрами.

Яд духовного разложения — яд медленного действия, в этом заключается его коварность. Постепенно все больше и больше людей спокойно воспринимают деградацию. И это результат не того, что ситуация налаживается, а того, что мы капитулируем, привыкаем к деградации, и яд начинает медленно отравлять уже и наши души. Если еще лет десять назад практически любой фильм и шоу, которые наводнили наши телеэкраны, показали по всесоюзному телевидению, то Гостелерадио было бы завалено гневными протестами. А сегодня мы все смотрим телевизор и лишь изредка возмущаемся. Надо не забывать, что «яд, который не действует сразу, не становится менее опасным»[2].

Представить, что мэром Москвы будет транссексуал, невозможно. Сегодня. Но мы вступили на тот путь, по которому идет Запад. Лет 50 тому назад и в Германии раньше невозможно было представить, чтобы мэром столицы был гомосексуалист. Даже намек на нетрадиционную ориентацию закрывал бы путь к любой выборной должности. Но так было 50 лет тому назад. Сегодня же мэром Берлина является открыто пропагандирующий свою ориентацию гомосексуалист. Не было никаких революций, все менялось постепенно.

Макс Планк писал, что в науке новое побеждает не потому, что переубеждаются сторонники старого, а потому, что сторонники старого вымирают. Но такое происходит не только в науке. Когда с исторической сцены сойдет поколение, выросшее на песнях типа «раз ступенька, два ступенька…»,[3] и на нее взойдет поколение, выросшее на песнях «Тату», мы получим такое общество, которое сегодня кажет невозможным. У нас даже есть возможность заглянуть в будущее и увидеть его, достаточно включить телеканал MTV, рассчитанный на молодежную аудиторию.


[1] Филимонов В. П. Но избави нас от лукавого. http://www.rus-sky.org/history/library/filimonov/.

[2] Г. Лессинг.

[3] Пионерская песенка.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 80 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Патриотизм по-американски

Отдельно остановимся на вопросе так называемого американского патриотизма. Существует легенда о том, что американцы — большущие патриоты. К сожалению, ее повторяют и некоторые отечественные горе-патриоты, ставя американцев нам в пример: мол, простые люди в США по праздникам вывешивают на своем доме национальный флаг.

На самом деле американцы — патриоты денег. Как говорят в Америке «Дело Америки — делать деньги» [1]. Если бы американцам в другом государстве платили больше, они все как один стали бы его «патриотами», подобно своим предкам, которые покинули собственные страны и перебрались в США в поисках богатой жизни. Когда же выясняется, что патриотизм — это не только походы за зарплатой в банк, что он требует определенных жертв, то большая любовь к Америке улетучивается как дым. Американцы — мастера воевать в фильмах и там, где не стреляют (например, в Югославии), «геройски» сбрасывая авиабомбы с большой высоты. Но во время настоящей войны, как во Вьетнаме, они сражаются за свои интересы крайне трусливо[2]. Общественное мнение сразу же требует прекратить бойню, те, кто возвращаются из горячей точки, становятся посмешищами и изгоями[3], а американский флаг рвут, топчут и жгут на демонстрациях. Потом, когда жизнь возвращается в колею «банк – зарплата – бар», все опять становятся преданными родине. Вот такой «патриотизм».

В 1997 году американский журнал Parents провел опрос 7700 родителей из США и Канады о жизненных ценностях американской семьи. В самом низу иерархии ценностей американской семьи стоит патриотизм, уступая последнее место пониманию произведений литературы и искусства.

Американцев ни собственная страна, ни власть в ней не интересуют. Важно, чтобы им не мешали делать деньги. Когда в 2000 году неопределенность с именем будущего президента затянулась всего на несколько недель, то, по данным опросов, большинству населения США стало совершенно все равно, кто станет президентом — Гор или Буш, лишь бы все побыстрее закончилось, потому что упали цены на бирже. Вот такая политическая сознательность. Так что американцам все равно, в какой стране они будут жить, с каким президентом. Главное — личное материальное благосостояние.


[1] Американская пословица.

[2] Вьетнамские летчики прекрасно знали: достаточно сбить одного из американской эскадрильи, как все соединение улетает восвояси, независимо от реального соотношения сил. Они долго не могли понять причину таких «маневров», но, как выяснилось, все очень просто: если в эскадрилье сбит хотя бы один самолет, все оставшиеся летчики получают похоронные. Таким образом, во время боя все американцы ждали, пока собьют один из их самолетов, а затем сразу же улетали за своими деньгами.

[3] Стоит отметить, что именно в этом суть вьетнамского синдрома: люди, которые воевали, не только не окружены в США почетом, но, наоборот, подвергаются презрению. У нас же не было ни афганского синдрома, ни чеченского – именно потому, что в России  уважают людей, вернувшихся с любой войны.

sunset mankind