Sidebar

Западное и, к сожалению, уже не только западное, общество живет в каком-то театре абсурда: в Амстердаме открывается школа для проституток, британская компания предлагает женщинам курсы стриптиза. Студентка продает свою девственность в эфире радиостанции W в Сантьяго, а в столице Перу проститутки-трансвеститы устраивают погром в полицейском участке[1]. В ряде английских школ уроки в школе по половому воспитанию проходят с демонстрацией детям порнофильмов. Публичный дом в Австралии выходит на фондовый рынок[2]. В Италии начинает продаваться настольная игра, разработанная Комитетом по гражданским правам проституток. В этой игре каждый может ощутить себя проституткой[3]. Во Франции проститутки проводят митинг, а затем представители митингующих принимаются группой сенаторов[4]. Выплаты американской лесбиянке, чья подруга работала аналитиком в Пентагоне и погибла под его развалинами 11 сентября, — в размере в 570 тыс. долл.

Закон должен быть всегда на страже интересов общества. Например, продаешь девственность на аукционе, заплати налог. Шутка? Отнюдь! Недавно 18 румынская студентка продала свою девственность на аукционе в Германии. Фискальные органы потребовали от девушки уплатить налог с продажи девственности. Налоговики сочли аукцион сексом за деньги, который в Германии не является преступлением, в отличие от неуплаты налогов[5].

Причем не надо думать, что это какие-то единичные случаи, хотя раньше таких и единичных не было, — это магистральное направление движения Запада. Так, чтобы вступить в ряды «цивилизованного сообщества», страна-кандидат должна изменить свой Уголовный кодекс в соответствии с требованиями о правах человека, а одно из главных и обязательных требований из этого списка — отмена преследования гомосексуалистов. Так, камнем преткновения при вступлении Румынии в Европейское сообщество послужила статья Уголовного кодекса, в соответствии с которой гомосексуалисты преследовались по закону. Под давлением Евросоюза Румыния стала последней из восточноевропейских стран – кандидатов на вступление в ЕС, которая отменяет уголовное преследование гомосексуалистов и других секс-меньшинств.

Куда движется «цивилизация», если обязательным (подчеркиваем, обязательным) условием вступления в ряды «цивилизованных стран» становится легализация деятельности тех, кого раньше просто изолировали от нормального общества?


[1] Проститутки-трансвеститы разгромили полицейский участок в Лиме. 06.02.2002, NEWSru.com.

[2] Как сообщила 2 мая 2003 г. телекомпания НТВ, теперь на бирже можно купить акции самого большого публичного дома.

[3] Итальянцам предлагают поиграть в проституток, чтобы понять их проблемы. 19.03.2002, NEWSru.com.

[4] Французские проститутки провели акцию протеста против запрета их профессии. 05.11.2002, NEWSru.com.

[5] Составлен рейтинг самых безумных налогов в 2009 году РИА «Новый Регион».  13.01.2010.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Развитие мифа всех времен и народов

Мы не будем подробно разбирать историю античности и историю Средних веков на предмет властной селекции. Гораздо интереснее разобрать другой период истории, ставший питательной средой для расцвета древнегреческого мифа о демократии в ее современной западной трактовке.

Начиная с XVI века в Европе происходят буржуазные революции, которые венчает Великая французская революция со своим известным лозунгом «Свобода, Равенство, Братство». Принято считать, что именно благодаря этим революциям зародились такие институты, как всеобщие выборы, права человека, демократия. В действительности начиная с этой исторической эпохи стал расцветать большой лицемерный миф о демократии, состоящий из нескольких маленьких мифов.

Ответить на вопрос о том, какой тип властной селекции зародился тогда в Европе, помогает анализ движущих сил тех революций: движущей силой, гегемоном вышеупомянутых революций была буржуазия, поэтому, собственно, революции и называются «буржуазными».

Упрощенно говоря, буржуазия отодвинула дворян и церковь от власти и взяла эту власть себе. Ни о какой власти народа речи не шло. Дворянство и церковь конфликтовали с буржуазией. Последняя победила. На смену родократии и политократии пришла капиталократия. В те времена не было пиара, все было проще и прозрачнее, поэтому победители очень точно определили, у кого должна быть власть: кто обладает  капиталом, у того должна быть и власть.

После буржуазной революции, произошедшей в Англии в 1640 году, был установлен имущественный ценз для тех, кто имел право пользоваться плодами так называемой демократии. Активным избирательным правом могли пользоваться только очень богатые, всего — 0,04 % взрослого населения страны. Абсолютно такая же ситуация возникла и после других буржуазных революций. Было бы странно, если бы было иначе. Зачем буржуазии завоевывать власть, чтобы отдавать ее другим?

Во Франции в 1791 году во время Великой французской революции только 16 % взрослого населения были вправе участвовать в выборах. После принятия Конституции 1791 года имущественный ценз был увеличен, а доля имевших право на участие в выборах снизилась до 8 %. Такое «широкое» участие в выборах не устраивало власть имущих, и в 1817 году имущественный ценз был установлен в размере 300 франков прямого налога. Лишь 88–110 тыс. человек из 25-милионной Франции уплачивало такой налог, т. е. всего 0,3 % взрослого населения страны. Для получения же права быть избранным депутатом необходимо было уплачивать налог свыше 1 тыс. франков и достигнуть 40-летнего возраста. Таких лиц тогда насчитывалось всего 15 тыс., т. е. 0,06 %[1]. Таким образом, Свободой и Равенством пользовались менее 1 % населения — это было Братство капитала.

Поэтому неслучайно один из самых ярких критиков марксизма и апологет либерализма К. Поппер признавал:

«…Исторический опыт Маркса оказал влияние не только на его общее видение отношений между экономической и политической системами, но и на некоторые его другие взгляды, в частности на либерализм и демократию, которые для него были только прикрытием диктатуры буржуазии. Эти Марксовы взгляды представляли собой интерпретацию социальной ситуации того времени, которая казалась вполне верной, поскольку беспременно подтверждалась печальным опытом. Дело в том, что Маркс жил, особенно в свои молодые годы, в период наиболее бесстыдной и жестокой эксплуатации. И эту бесстыдную эксплуатацию цинично защищали лицемерные апологеты, апеллировавшие к принципу человеческой свободы, к праву человека определять свою собственную судьбу и свободно заключать любой договор, который он сочтет благоприятным для своих интересов»[2].

Впоследствии, укрепляя свою власть, буржуазия постепенно отменяла имущественный ценз и, лишь окончательно окрепнув, научившись манипулировать народными массами, буржуазия отменила имущественный ценз полностью. Красивые лозунги о равенстве, свободе, власти народа как раньше, так и сейчас служит лишь ширмой, прикрывающей власть буржуазии.


[1] Грачев М. Н., Мадатов А. С. Демократия: методология исследования, анализ перспектив. М., 2004.

[2] Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 тт. Т. 2. М., 1992. С. 142.

sunset mankind