Sidebar

Слово «нация» постепенно вытесняется из лексикона как нечто расистское и негативное. Нас все чаще называют потребителями, электоратом, налогоплательщиками. Патриотизм на Западе — лишь маска тех, для кого Родина — не более чем источник получения высокого дохода. Появляются все новые «научные» разработки, главный вывод которых сводится к тому, что национальные государства и нации не только бессмысленны, но и вредны — ведь они постоянный источник войн и конфликтов. Глупо любить свое государство и свою нацию, следует всячески способствовать их уничтожению.

«Цивилизация Третьей волны будет основана на новой системе распределения власти, в которой нация как таковая утратит свое значение, зато гораздо более важную роль приобретут другие институты — от транснациональных корпораций до местных органов власти»[1].

В соответствии с новыми концепциями, путь к прогрессу лежит через отмирание народов и формирование общечеловеческого сообщества, члены которого будут лишены национальных особенностей. Процесс пошел: на наших глазах началось уничтожение европейских наций. Доводы тех, кто стоит за этим, понятны. Объединенная Европа — новый рынок, она сможет конкурировать с США, и все в том же духе. Короче говоря, даешь больше прибыли! Непонятно, почему все теперь приносится на алтарь прибыли. Никто не задумывается, а полезно ли с нравственной стороны превращать Европу в эдакий межнациональный кисель, лишенный традиций? Этот вопрос не обсуждается серьезно, разве что кое-где, факультативно. Главное — деньги, они решают все. Этому обществу на самом деле не нужны ни личности, ни элита, ни нации, ему нужен только массовый потребитель и больше ничего. Типичное рассуждение.

Высокий уровень иммиграции не способствует экономическому развитию Соединенного Королевства – такой вывод сделала спецкомиссия палаты лордов Великобритании…Мы не смогли найти подтверждения вы­сказываниям правительства и представителей бизнеса, что нынешний рекордный уровень иммиграции благоприятно влияет на эконо­мическую ситуацию в стране[2].

Далее следует рассуждение о соотносительном росте ВНП и количества иммигрантов, о пополнение казны иммигрантами и т.д. и т.п. Особенно интересно следующие рассуждение: «иммигранты оказывают негативное влияние на рынок недвижимости, создавая повышенный спрос на жилье. Около трети всех домов, которые построят в ближайшие время будут, заселены именно приезжими»[3]. Повышенный спрос на жилье – это конечно краеугольная проблема, для постепенно становящегося меньшинством коренного населения Великобритании.

Поэтому вполне понятно, почему практически во всех фильмах о будущем нет национальных государств и нет наций. Вот каково будущее человечества, по мнению известного российского эксперта, Президента Фонда «Политика» В. А. Никонова:

«С ростом крупного международного бизнеса, влиятельных неправительственных организаций — религиозных, экологических, благотворительных, правозащитных — государства фактически утрачивают монополию на реализацию властных функций и вершение судеб мира. Уже сейчас возможности влиять на мировые процессы у такой компании, как «Майкрософт», или такой общественной организации, как «Гринпис», больше, чем у доброй половины стран – членов ООН. Ослабнет способность государств по собственному разумению управлять обществом и решать внутренние проблемы, все больше вопросов будет выноситься на международный уровень.

В экономической политике погоду уже определяют большие транснациональные корпорации. Сейчас дневной оборот денег на мировом финансовом рынке достигает 1,5 трлн долл., что во много раз превышает годовой размер ВВП подавляющего большинства стран мира, в том числе и России. В XXI в. экономическая мощь транснациональных корпораций превысит возможности даже крупных государств»[4].

Сегодня, точнее — уже вчера, в наших паспортах изъяли графу «Национальность», причем никого не спросив. Разве сегодня это дело первой необходимости? Разве кто-то этого требовал, разве у нас проходили митинги и забастовки с требованием не указывать национальность в паспорте? Абсолютное большинство населения — против этого космополитического шага, но наперекор всему общественному мнению проводится линия на денационализацию России.


[1] Тоффлер О. Третья волна. М., 1999. С. 567.

[2] Британия закрывает двери. Любимская А.// РБК daily. №59(375). 03.04.08.

[3] там же.

[4] Никонов В.А. Россия в поисках места в мире. // Вестник РАМИ, № 2, 2001.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Зарождение человека — зарождение духовности

Духовность, являющаяся фундаментом души, как раз и есть то, что отличает человека от животного. У животного нет ни аскетизма, ни творчества, ни религиозности, ни альтруизма, ни бескорыстия.

Нередко, правда, приходится сталкиваться с мнением, в соответствии с которым альтруизм наличествует у животных. Это неверный подход. Конечно, животное может заботиться о своем потомстве — например, львица может отважно защищать своих котят. Но в то же время, если один из них чувствует себя плохо, она его съедает. Птица может защищать гнездо, но, если человек дотронулся до кладки, она больше не подойдет к гнезду, даже если ему ничего не угрожает. Другими словами, животные неосознанно «заботятся» о сородичах, ими руководит слепая сила инстинкта. Говорить об альтруизме животных — это все равно что говорить об альтруизме снегоуборочной техники, ведь она тоже помогает обществу убирать снег. Но она этого не осознает, точно так же, как и животное не осознает своих действий.

Альтруизм и аскетизм, составляющие основу духовности, — основа человеческого в человеке. Человек может быть глуп, может быть умен, но, пока у него есть душа, он остается человеком.

Духовность — столь же древний феномен, как и сам человек. С начала своей эволюции человек обладал духовностью. Собственно, это очевидно, ведь духовность — отличительная характеристика человека. Есть духовность — есть человек, нет духовности — нет человека. Анализируя родословную альтруизма, профессоры МГУ В. И Добреньков и А. И. Кравченко отмечают:

«В процессе антропогенеза человек достаточно рано начал развиваться вопреки биологическим законам. Согласно последним, внутри группы и между группами должны идти постоянная борьба и отбор сильнейших. Для выживания рода и его успеха в межвидовой конкуренции крайне вредно оставлять в живых больных, старых и инвалидов. Но именно это с нарастающей скоростью происходило в человеческом обществе. Складывается впечатление, что история человечества — это, в конечном счете, совершенствование системы социальной помощи и защиты»[1].

С самого начала своей подлинно человеческой истории человек стал себя добровольно ограничивать, что являлось отражением другого компонента духовности — аскетизма. Причем никаких биологических, т. е. животных мотивов для таких ограничений не существовало. Первым ограничением стали сексуальные ограничения. Человек стал всячески ограничивать сексуальные контакты: «община, даже самая примитив­ная, основывается на принципах и экзогамии[2]»[3]. Последующие ограничения коснулись ограничений половых отношений во время охоты, сева, сбора урожая, в определенные периоды года.

«Со временем табу становились все более длительными, а периоды между ними сокращались. Ограничения снимались только на время особых праздников… Половые отношения в человеческом стаде приобретали эпизодический характер. В человеческую жизнь вторглось нечто инородное, что не диктовалось биологическим инстинктом»[4].

Вторым ограничением стали пищевое табу. Человек стал ограничивать себя в единственной на то время и самой значимой материальной ценности — еде.

Таким образом, основой нравственности первого человека стал, с одной стороны, аскетизм, с другой — альтруизм, два начала, которые не только не существуют у животных, но и противоречат биологическому развитию любого вида.

Итак, первым шагом на пути формирования человека стало формирование духовности, и только с этого момента мы можем говорить о начале человеческой истории.

«Внутри нравственно упорядоченного первобытного коллектива и начинается собственная история человеческого рода — история, о которой можно сказать, что она “есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом...”»[5].

Формирование нравственности не только создало предпосылки для формирования человека, но сделало переход от животного к человеку необратимым:

«в ходе антропосоциогенеза совершился необратимый переход к человеческому нравственному существованию. Жестокие карательные меры, которыми первобытнородовая община принуждала своих членов к соблюдению простейших нравственных требований, создавали непреодолимое препятствие для возврата первочеловека в животное состояние»[6].

Мы не будем подробно останавливаться на довольно обширной проблеме эволюции духовности. Данной теме посвящена отдельная работа[7].

Таким образом, духовность, являющаяся совокупностью аскетизма и альтруизма, упорядочивает общество и фактически выделяет человека из животного мира. По сути, духовность, являющаяся своеобразной антиживотностью, стала пружиной, приводящей в действие механизм очеловечивания человека.


[1] Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социальная антропология: Учебник. М., 2005. С. 425.

[2] Экзогамия предписывает своим членам искать брачных партнеров в других – поначалу строго определенных – общинах.

[3] Фролова. И. Т., Араб-Оглы Э. А.,  Арефьева Г. С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.1. М.,1990. С. 228.

[4] Добреньков В.И., Кравченко А.И. Социальная антропология: Учебник. М., 2005. С. 459.

[5] Фролова. И. Т., Араб-Оглы Э. А.,  Арефьева Г. С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.2.  М., 1990. С. 234.

[6] Фролова. И. Т., Араб-Оглы Э .А.,  Арефьева Г. С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.2. М., 1990. С 23.

[7] Вальцев С.В. Эволюционный аспект формирования духовности. // Актуальные проблемы социогуманитарного знания № 35, 2006. С. 35–42.

sunset mankind