Sidebar

Одиночество стало постоянным спутником современного общества. Возникают целые философские течения (пессимизм, экзистенциализм и др.), которым свойственны общая пессимистическая направленность, трагизм, проповедь одиночества и отчужденности человека. Возникают новые виды терапии, когда людей, переживающих неврозы, собирают в группы и предоставляют возможность поговорить, причем берут за это немалые деньги. Общение стало продаваемым лекарством. Все так широко распространенные в США консультации психотерапевтов служат в основном одной цели — устранить дефицит общения. Лечение часто сводится к обычному разговору с психоаналитиком. Кто-то пытается найти общение в Интернете, платит деньги и за это. Но все перечисленное — лишь суррогат нормальных человеческих разговоров. Общение стало дефицитом, как отмечает американский социолог О. Тоффлер,

«в наше время одиночество так широко распространилось, что стало… общим явлением»[1].

После прихода капитализма в нашу страну мы это увидели на личном примере. Раньше мужчины собирались и играли в домино, люди ходили в походы, бабульки сидели на лавках — теперь все сами по себе. Лучшим другом каждого стал телевизор, все больше люди замыкаются в себе или максимум — в своих семьях.

«10 тысяч долларов чаевых получила официантка из пиццерии в американском штате Индиана. Неслыханную щедрость проявила одна из посетительниц, которая пожелала сохранить анонимность. Столь щедрого вознаграждения 20-летняя Джессика Озборн удостоилась за то, что дала своей клиентке выговориться — та рассказала девушке о семейной трагедии. В благодарность за сочувствие официантка получила чек на круглую сумму»[2].

Даже в шумных и псевдовеселых компаниях люди чувствуют свое одиночество, ведь одиночество — это не только ты один в пустом доме, но и когда ты среди шумных людей, в веселой компании понимаешь, что эти люди для тебя чужие. Как кто-то заметил, корпоратив — собрание чужих людей, изображающих дружескую привязанность.

Одной из форм проявления человеческого одиночества стала гипертрофированная любовь к домашним животным. Не находя в себе сил на настоящие чувства, люди убегают в имитации. Типичной имитацией любви является поголовное увлечение домашними животными. А ведь еще две тысячи лет назад философ Сенека в нравственных письмах к юноше Луцилию замечал, что переносить любовь с людей на животных — это великое зло. Конечно, легче любить собаку, чем человека: эта любовь не требует жертвенности, собака не так требовательна, ей можно нагрубить, она не ревнует, если что, а если очень надоела — можно просто посадить ее на поводок. Люди утешают себя: вот есть же существо, которое я бескорыстно люблю и которое любит так же меня. Но это просто капитуляция, попытка бегства — любовь к собаке не заменит любовь к человеку. Наблюдая за людьми, сюсюкающими со своими питомцами, всегда хочется спросить, а сюсюкались ли они так же со своими детьми. Все это напоминает миллионерш, которые не заводят детей или отдают их на воспитание гувернанткам, но зато очень любят свою собачку.

«Ребенок умер от голода, пока родители увлеченно играли онлайн в выращивание виртуального ребенка. Суд установил, что супруги играли ежедневно по 10 часов в Интернет-кафе, а ребенка кормили из бутылочки только раз в сутки. Однажды утром, вернувшись домой после очередной онлайн-сессии, родители нашли дочь мертвой»[3].

* * *

Если материализация, примитивизация и эгоизм имеют под собой некие объективные основания, то следующий процесс — рост ненормальности западного общества — вызван в основном субъективными причинами.


[1] Тоффлер О. Третья волна.  М., 1999. С. 582.

[2] Чаевые по-царски. 16.07.2007, телекомпания НТВ.

[3] Уморившие грудного ребенка голодом родители-игроманы получили тюремные сроки. GZT.RU. 28.05.2010. 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 84 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Как марксизм погубил социализм

Как соотносятся коммунистическая и социалистическая теории? Социализм и коммунизм —  разные учения, и во многом прямо противоположные друг другу. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т. е. мечтатели, прожектеры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами. Ведь либералы не называют предтечей либеральной концепции утопистами. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леру весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, создателем так называемого утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Что объединяет учение всех этих мыслителей? Во-первых, отрицание частной собственности[1], во-вторых, признание важнейшей роли государства в новом обществе, в-третьих, одно из основных преимуществ социализма заключается в его морально-нравственной высоте.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т. е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор канонизирован католической церковью. Будучи католиком и, соответственно, сторонником верховной власти папы, Мор отказался дать присягу королю как «верховному главе» английской церкви, после чего был казнен. В 1886 году он был причислен католической церковью к лику блаженных, в 1935 году канонизирован.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма, во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли если уж не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенном эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. В конечном счете в СССР марксистская теория погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что летали в облаках марксистских абстракций.


[1] Сен-Симон допускал наличие частной собственности, но старался свести ее негативное влияние к минимуму.

sunset mankind