Sidebar

По сути, нравственность и эгоизм несовместимы, так как нравственность — это форма общественного сознания — нормы, регулирующей отношения между членами общества. Если же для человека важна прежде всего собственная персона, о какой нравственности можно говорить? Например, не грех украсть, ведь главное — твое личное благосостояние. А если алчность требует, то не грех и убить другого человека. Главное, не попасться. Именно поэтому в капиталистических обществах так развита преступность. У немцев есть шутливая «11-я заповедь», которая формулируется так: Du sollst dich nicht erwischen lassen — Ты не должен позволить себя поймать (на месте преступления). То есть можно нарушать все Десять заповедей, но лишь до тех пор, пока это остается тайной. Вот так теперь шутят над Библией. Но дело, конечно, не в шутках, все гораздо серьезней.

Банальная истина: «для американцев национальный вид спорта — заполнить декларации таким образом, чтобы государству досталось как можно меньше. В этом году недоимка составила 350 млрд долларов, сообщает Си-Би-Эс»[1]. А если отвлечься от слов «национальный вид спорта», «недоимка», о чем идет речь? Речь идет о том, что воровство есть общенациональная черта американцев, причем не осуждаемая, а мифологизированная как некая забава.

Пример из недавней истории. Согласно расследованию, проведенному в США, из гуманитарной помощи жертвам ураганов «Катрина» и «Рита» 2005 года было расхищено около полутора миллиардов долларов. И это при том, что многие из лишившихся крова в прошлом году по-прежнему живут в вагончиках-автоприцепах[2], т. е. люди наживаются на чужом горе, страдании.

Только бесчисленное количество охранников, камеры слежения, развешанные на улицах, подъездах, в магазинах, полицейские без сантиментов, типа: «Стой! Стрелять буду», стреляющие в преступника, только все это, кое-как удерживает западного человека от массового воровства.

«Интересный пример. Скажите, Читатель, что будут делать жите­ли Вашего родного города, если вдруг на час полностью «отрубят» свет? Вероятно, жечь свечи да может быть, еще ругать Чубайса. А вот «цивилизованные» американцы, когда однажды подобное слу­чилось в Нью-Йорке, не сговариваясь, кинулись грабить магазины! Причем — не какая-то шпана из Гарлема, а все сразу. Иначе не объяснить, как всего за 52 минуты темноты с полок исчезло товаров более чем на миллиард (!) долларов...»[3].

Считалось, что много воруют при социализме, но как у нас воровали? Это похоже на детский лепет: бутылку спирта из лаборатории, банку гвоздей со стройки. Как воруют в капиталистическом обществе, мы теперь увидели сами — воруют миллиардами. Поэтому вполне закономерно: с приходом новой социальной системы на нашу многострадальную землю количество преступлений в странах СНГ увеличилось в 6–8 раз[4].

Даже при всеобъемлющей коррупции в России не надо думать, что в России воруют больше остальных. Общий коррупционный бюджет в мире — от 840 млрд евро (более 1 триллиона долларов)[5].

Французский социолог П. Прудон считал, что «собственность — это кража». Маркс раскрывал суть этого тезиса с помощью понятия «прибавочная стоимость». Наемный работник, трудясь, создает определенную стомость. Но всю ее не получает, т. к. часть стоимости присваивает себе капиталист, которая и составляет основу его прибыли. Эта присвоенная часть и называется прибавочной стоимостью. Исчезла ли прибавочная стоимость на современном этапе развития капитализма? Прибавочная стоимость никуда не испарилась, хоть о ее существовании стараются не вспоминать. Конечно, это не обязательно предполагает нищенское состояние рабочих. Нынешний уровень производительности предоставляет им возможность жить безбедно, не так, как в XIX веке, но и капиталист сегодня живет не так, как сто лет назад, а позволяет себе унитазы из золота. Возросло общее благосостояние общества, но это не значит, что прибавочная стоимость испарилась, наоборот, по расчетам некоторых экономистов, норма прибавочной стоимости не только не уменьшилась по сравнению с прошлым веком, а, напротив, возросла. Руководители же крупных американских корпораций в 1980 году получали в 42 раза больше, чем средний служащий, а в 2000 году — в 531 раз (!)[6].

Часто говорят, что капиталистическая мораль пронизана воровством. При капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, героизация преступников в фильмах, книгах.

Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т. д. и т. п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно, в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами, ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

Один из самых известных западных экономистов, лауреат Нобелевской премии по экономике, апологет либеральной доктрины Хайек утверждает, что для расцвета либерализма человек должен лишиться некоторых природных качеств, таких как сострадание и чувство солидарности. К этому можно добавить, что для расцвета либерализма человек на самом деле должен лишиться еще очень и очень многого — всего того, что и давало ему право называться человеком.

Однако не только солидарность вредна. Западные ученые выяснили, что государства и нации тоже вредны.


[1]14.04.2006, телекомпания НТВ.

[2] 15.06.2006, Радио «Свобода».

[3] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004 - с. 58.

[4] Основы социологии и политологии. Под ред. Бороноева А. О. М., 2001. С. 138.

[5] Госдума ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции. 19.02.2006, Sakhalin.info.

[6] Левт Б. Кто хочет стать миллионером… если он мультимиллионер? // Мы и Америка, № 59, 08.2002.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 24 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Народ не может созреть для демократии

Простой народ не способен к самоуправлению, так или иначе он будет следовать за какими-либо вождями. Он будет поклоняться или политическим деятелям, или благоговеть перед поп-звездами, киноактерами, спортсменами, миллиардерами и т. д.

Любому политтехнологу известно, что если в избирательном округе выставил свою кандидатуру известный фигурист или актер, то победить его будет очень сложно, а часто и просто невозможно.

В наше время отмененных моральных оценок и отсутствующих критери­ев - кто запомнился, тот и герой. В России же частотность по­явления персонажа на телеэкране уже делает его национальным любимцем. Следующий русский национальный герой придет из рекламы, поскольку именно она утверждает позитивные ценности. Героем может быть только тот, кто правильно чистит зубы, пьет правильный сок и предпочитает правильное пиво». Это горькое высказывание рисует, может быть, и утрирован­ную картину российского общества, но верную в отношении боль­шей части избирателей. Люди ориентируются не на реальные дос­тоинства кандидатов, а на их «раскрученность», «узнаваемость», на то, как часто эти персонажи могут позволить себе появляться на экранах телевизоров и страницах популярных газет[1].

У избирателя существуют какие-то иррациональные подсознательные электоральные предпочтения. На уровне логики избиратель понимает, что «фигурист» ничего не смыслит в законотворчестве, он не только не юрист, но и вообще не имеет высшего образования. Более того, он не будет появляться в законодательном собрании, его жизнь — это тренировки, соревнования. Избиратель даже догадывается, что «фигуристу» просто заплатили, чтобы он пиарил определенную политическую силу. Абсурдность данного выбора очевидна, и аналогично, если бы на чемпионат по фигурному катанию послали кататься политиков. Все это избиратель понимает, но все равно идет и голосует за «фигуриста».

Как-то Федор Шаляпин изрек глупость. «Ну и дурак же ты, братец!» — сказали ему. — «Зато какой голос!» — ответил Шаляпин. Если вдуматься, то это очень верное замечание. Ведь никто из людей не может быть совершенством во всех отношениях[2].

Поэтому основной вопрос не в том, будет ли народ самостоятелен в выборе или за него будут решать, так как за него будут решать все равно. Вопрос в том, кто будет принимать решения: лучшие или худшие представители народа. Меньшинство, стоящее у власти, всегда будет устанавливать границы «свободного» выбора, а большинство — выбирать. И управляют страной не те, кто выбирает, а те, кто устанавливает границы выбора. Свобода выбора при демократии аналогична свободе выбора своего поведения у коровы. Конечно, у коровы есть свой нрав, она может взбрыкнуть, может и не выполнять того, чего человек от нее требует, может пойти не туда, куда следует, но, тем не менее, человек способен контролировать поведение коровы в целом.

«Поклонники демократии, которые не могут возразить нашим доводам по существу, в качестве последнего аргумента прибегают к Черчиллю, сказавшему, что демократия это плохо, но лучше ничего нет. В его словах отсутствует логика — лишь поза и эмоция, рассчитанные расположить к себе людей. Кроме того, рекомендуем им принимать во внимание ещё одно высказывание английского премьера: «Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа с избирателем»[3].

Нельзя говорить, что русский народ не созрел для демократии. Любой народ не созрел для демократии только потому, что это простой народ. Однако существует мнение, что человечество постепенно развивается, народ меняется и когда-нибудь сможет разбираться в государственных делах, так что его мнением не удастся манипулировать. Такое будущее весьма сомнительно, т. к., во-первых, общедемократическая тенденция свидетельствует об обратном: народ не только не начинает больше разбираться в тонкостях политики, а, наоборот, все больше отворачивается от этой сферы общественной жизни. Во-вторых, психотип обывателя несовместим с активной общественной деятельностью. Не могут быть все общественниками. Не могут и ими не являются. Даже Жан Жак Руссо, теоретик всеобщей, всенародной воли, признавал:

«Демократии в точном смысле слова никогда не было и быть не может…  Если бы существовал народ богов, он мог бы управляться демократически, но столь совершенная форма правления — не для людей»[4].

В любом случае, рассуждения об изменении народа — это разговоры не только об очень сомнительном, но и, главное, об очень отдаленном будущем. Возможно, по прошествии времени и птицы эволюционируют таким образом, что смогут летать в космосе, но это не значит, что надо пытаться выпускать их в безвоздушное пространство уже сегодня.

Не надо думать, что демократия была раньше другой или каким-то чудесным образом изменится в будущем.

В Англии видные политики уже около 1700 года установили, «что на бирже выборами оперируют так же, как ценными бумагами, и что цена одного голоса известна так же хорошо, как и акра земли»[5].

Вера в то, что демократия вдруг станет иной, аналогична вере в то, что карманники изменяются и начнут втайне всовывать в ваши кошельки деньги.

Существуют два важных признака взросления человека: когда дети перестают верить в Деда Мороза и когда взрослые перестают верить в демократию.

«Демократия — всего лишь мечта. Она должна рассматриваться в одном ряду с такими понятиями, как… Дед Мороз и Рай»[6].


[1] Щербатых Ю.В. Психология выборов. М., 2005. С. 83.

[2] Берестенко М. К. Отвяжись, плохая жизнь! Привяжись, хорошая! М., 2006. С. 46.

[3] Проект Россия  М., 2009.

[4] Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. М., 2000. Кн. III, глава 1.

[5] Шпенглер О. Закат Европы. В 2 тт., т. 2. М., 1998. С. 427.

[6] Менкен Г. Генри - американский критик, публицист.

sunset mankind