Sidebar

Существует мнение, согласно которому политическая власть сегодня находится в подчинении власти экономической — не президенты управляют миллионерами, а миллионеры президентами. Президенты и депутаты не управляют государством, а только узаконивают решения, которые принимают люди, обладающие действительным экономическим влиянием. Каждой страной Запада руководит определенное число семейств, 200–500  в зависимости от страны, значимость которых определяется величиной их состояния. Например, считается, что США руководит примерно 500 семей, а Францией — около 200. Причем это не голословные утверждения. Приводятся фамилия, размер состояния, подконтрольные СМИ, суммы пожертвования в избирательные фонды партий и президентов.

«Президенты являются марионетками в чужих руках. Решения принимают не Ельцин, Клинтон или Ширак — у них нет больше власти. Реально экономической властью на этой планете владеют те, кто, благодаря коммуникационной сети цифровой технологии, контролирует и изменяет всю экономику так, как им удобно»[1].

Верно ли приведенное выше мнение? В обществе, где все покупается и продается, наибольшей властью обладают те, у кого больше денег. Аналогично тому, как в аукционе побеждает тот, у кого много денег, а не тот, у кого нет гроша за душой. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Россия — мировой лидер по чис­лу богачей в органах центральной власти, утверждает американс­кий журнал Forbes…Эксперты отмечают, что соедине­ние бизнеса и власти – общемировая тенденция…В настоящее время политкампании требуют колоссальных средств. В конгрессе США также на­блюдается сращивание власти и биз­неса. Крупный бизнес идет во власть продвигать интересы своего бизнеса…финансовые возможности становятся цензом для попадания в парламент[2].

Бизнесменов мало волнуют судьба страны, нравственность и другие отвлеченные темы — значительно больше их интересует прибыль, иначе предприниматель разорился бы, проиграл в конкурентной борьбе тому, для кого деньги — прежде всего. Поэтому тот, кто получает средства для выборов, после прихода во власть должен их отработать. Если все называть своими именами, то можно сказать: любой избранный политик — заложник бизнес-структур. Таким образом, выборы есть основа процесса, который можно назвать «продажность политика».

На Западе часто проходят судебные процессы над крупными политиками. Их обвиняют то в коррупции, то в изнасиловании, то в связях с мафией. Многие ошибочно считают, что такие скандалы — показатель демократии и равенства всех перед законом. Это не так.

То, что на Западе политики находятся под неусыпным оком средств массовой информации, а любая провинность раздувается до скандала, свидетельствует не о степени развития демократии, а о том, что политическая власть — власть бутафорская.

В современном политическом жаргоне даже появилось понятие «мягкая власть» или «мягкая сила» (soft power). Это понятие изобрел Джозеф С. Най в конце 1980-х, и оно вошло в лексикон не только политиков, политологов и аналитиков, но и в лексикон современных образованных людей по всему миру.

Одной из методик реализации принципа мягкой власти являются судебные преследования представителей политической элиты. Все так называемые преследования — показные, опереточные, а потушенный скандал является поводком, на котором держат, например, президента. Если что, скандал можно вновь раздуть. Вообще запачканный президент — очень удобная конструкция, им легко манипулировать. На всех последних президентов США — Рейгана, Буша, Клинтона — заводятся уголовные дела. Естественно, никого не сажают в тюрьму, да и не в этом цель, цель — «мягкая власть».


[1] Череш Р. Ответ Джо Соросу или изучение мудрости. СПб., 2000. С. 464–465.

[2] Денежные избранники. Российский парламент – самый богатый. Котов А. // РБК daily. №59(375). 03.04.08.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 28 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Патриотизм по-американски

Отдельно остановимся на вопросе так называемого американского патриотизма. Существует легенда о том, что американцы — большущие патриоты. К сожалению, ее повторяют и некоторые отечественные горе-патриоты, ставя американцев нам в пример: мол, простые люди в США по праздникам вывешивают на своем доме национальный флаг.

На самом деле американцы — патриоты денег. Как говорят в Америке «Дело Америки — делать деньги» [1]. Если бы американцам в другом государстве платили больше, они все как один стали бы его «патриотами», подобно своим предкам, которые покинули собственные страны и перебрались в США в поисках богатой жизни. Когда же выясняется, что патриотизм — это не только походы за зарплатой в банк, что он требует определенных жертв, то большая любовь к Америке улетучивается как дым. Американцы — мастера воевать в фильмах и там, где не стреляют (например, в Югославии), «геройски» сбрасывая авиабомбы с большой высоты. Но во время настоящей войны, как во Вьетнаме, они сражаются за свои интересы крайне трусливо[2]. Общественное мнение сразу же требует прекратить бойню, те, кто возвращаются из горячей точки, становятся посмешищами и изгоями[3], а американский флаг рвут, топчут и жгут на демонстрациях. Потом, когда жизнь возвращается в колею «банк – зарплата – бар», все опять становятся преданными родине. Вот такой «патриотизм».

В 1997 году американский журнал Parents провел опрос 7700 родителей из США и Канады о жизненных ценностях американской семьи. В самом низу иерархии ценностей американской семьи стоит патриотизм, уступая последнее место пониманию произведений литературы и искусства.

Американцев ни собственная страна, ни власть в ней не интересуют. Важно, чтобы им не мешали делать деньги. Когда в 2000 году неопределенность с именем будущего президента затянулась всего на несколько недель, то, по данным опросов, большинству населения США стало совершенно все равно, кто станет президентом — Гор или Буш, лишь бы все побыстрее закончилось, потому что упали цены на бирже. Вот такая политическая сознательность. Так что американцам все равно, в какой стране они будут жить, с каким президентом. Главное — личное материальное благосостояние.


[1] Американская пословица.

[2] Вьетнамские летчики прекрасно знали: достаточно сбить одного из американской эскадрильи, как все соединение улетает восвояси, независимо от реального соотношения сил. Они долго не могли понять причину таких «маневров», но, как выяснилось, все очень просто: если в эскадрилье сбит хотя бы один самолет, все оставшиеся летчики получают похоронные. Таким образом, во время боя все американцы ждали, пока собьют один из их самолетов, а затем сразу же улетали за своими деньгами.

[3] Стоит отметить, что именно в этом суть вьетнамского синдрома: люди, которые воевали, не только не окружены в США почетом, но, наоборот, подвергаются презрению. У нас же не было ни афганского синдрома, ни чеченского – именно потому, что в России  уважают людей, вернувшихся с любой войны.

sunset mankind