Sidebar

Высокий уровень потребления стал единственной, абсолютной целью общества. Причем речь идет именно о материальном потреблении — чтобы убедиться в этом, достаточно включить телевизор. Вся реклама продвигает именно материальные ценности: пей пиво, жуй «Орбит», ешь чипсы и т. д. Раньше в общественной жизни преобладало стремление произвести, теперь главная цель — потребить. Потребление становится единственным смыслом всей деятельности человека. Ушли в прошлое такие ругательные термины, как «вещизм», теперь гордо заявляется: наша цель — «общество потребления». С сожалением приходится констатировать: «Наше общество заражено жадностью. И это худшая из инфекций»[1].

«Обществом потребления является то, где не только есть предметы и товары, которые желают купить, но где само потребление потреблено в форме мифа. Трудно отрицать, что речь здесь идет об опасном превращении социального метаболизма, несколько похожем на то, чем является рак для живых организмов: о чудовищном разрастании бесполезных тканей»[2].

Удельный вес производственного сектора в экономике западных стран становится с каждым годом все меньше, постепенно сдавая свои позиции сфере услуг. В этом отношении показателен пример трансформации ВДНХ. Раньше на этой выставке были представлены лучшие образцы того, что производила наша экономика. Теперь все павильоны превращены в сплошной базар бытовой техники, одежды, еды и т. д. Торговля вымещает производство, учебные заведения, церкви.

«В 1986 году Америка еще насчитывала больше высших учебных заведений, чем торговых центров. Не прошло и пятнадцати лет, как число торговых центров стало более чем вдвое превышать число высших учебных заведений. В век синдрома потреблятства торговые центры заменили собой церкви как символ культурных ценностей. Действительно, 70 % граждан США еженедельно посещает торговые центры, и это больше, чем число людей, регулярно бывающих в церкви»[3].

Вещизм уверенно вытесняет из жизни интерес к внутреннему содержанию человека, заменяет честь, достоинство, мораль. Но человека от животных и машин отличает наличие души — категории нематериальной. Следствием распространения вещизма стало то, что люди стали превращаться в живых роботов, с упрощенным духовным миром, зато с хорошей производительностью труда. Духовные ценности исчезают или извращаются. Поэтому вполне закономерно страны Запада, несмотря на высокий материальный уровень жизни, занимают первые места в мире по количеству самоубийств, число которых постоянно растет.

По данным American Association of Suicidology (Американской ассоциации суицидологии), в США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. Суицид является 11-й по частоте причиной смерти американцев, пишет Washington Profile. При этом принято считать, что на каждое «успешное» самоубийство приходится 8–20 неудачных попыток его совершения[4].

Люди перестают понимать, для чего они живут. Смыслом жизни для человека, в отличие от животного, не может быть высокий уровень потребления. Как писал итальянский мыслитель Ю. Эвола, «средства к жизни стали сейчас важнее, чем сама жизнь. Да, они превратили жизнь в свое средство… забота о материальных условиях существования уничтожает само существование»[5].

Доходит до нелепого: человек начинает покупать то, что ему вовсе не нужно. В second-hand часто сдают не только поношенную одежду, но и вещи, которые ни разу не надевали (более 20 %), порой даже с бирками магазинов. Многие врачи считают страсть к постоянным покупкам тяжелым неврозом, причем этот недуг, говорят они, свойствен большей частью женщинам. 25 % женщин в развитых странах уже страдает от этой напасти. Германские ученые уже дали данной болезни свое наименование — «покупкомания», или «ониомания»[6].

Маниакальной страстью купить себе любую, порой ненужную вещь умело пользуются специалисты по продажам. Авторы учебников по маркетингу пишут, что главное — не удовлетворить потребность, а создать ее. И вот идет непрекращающаяся гонка сначала создания, а затем удовлетворения потребностей. А поскольку потребности бесконечны и удовлетворение одних сразу же рождает другие, то погоня за эфемерной материальной обеспеченностью не прекращается никогда.


[1] Доктор Пэтч Адамс.

[2] Бодрийяр Ж. Общество потребления. М., 2006. С. 3.

[3] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. М., 2003. С. 32.

[4] В США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. 17.11.2006, NEWSru.com.

[5]. Эвола Ю. Языческий империализм. М., 1994. С. 88–89.

[6] Коробова Е. Шоппинг. Лечение стресса. Дорого. 31.10.2003, ГИК «Россия», «Вести». 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 6 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Выводы (вместо заключения)

Богатства так же, как навоз,

воняют, когда они в куче;

когда же они разбросаны — удобряют землю.

Л. Н. Толстой

Возможно, ряд наших оценок оказались чересчур резкими, что обусловлено «кричащим» характером рассматриваемых нами вопросов. Часто ситуация складывается таким образом, что не до заумных философских рассуждений. Когда горит дом, не стоит соревноваться в том, кто изящнее в умеренных выражениях опишет пожар, надо тушить. Особенно если все мы находимся в этом горящем доме.

Конечно, вряд ли найдется здравомыслящий человек, который будет отрицать существование духовной деградации в современном мире. Однако после признания очевидного, как правило, следуют рассуждения о красивых машинах и многофункциональных компьютерах: неужели при таком материальном благосостоянии может погибнуть цивилизация?

На этот вопрос окончательный ответ дает сама история. Самый важный вывод из всей истории человечества заключается в следующем. Никогда и нигде цивилизация, созданная тем или иным народом, не деградировала из-за недостатка денег или других материальных ценностей. Цивилизация всегда умирала из-за недостатка духа. Любая цивилизация сначала деградировала и распадалась духовно, а потом наступал черед материальной сферы. Более того, бедные, но сильные духом неизменно побеждали богатых, но нищих духом. Деньги нигде никого и никогда не спасали. Не спасли они империю Македонского, развалившуюся на пике своего могущества, не спасут и американцев в Ираке. Пока в общественном сознании сильны высшие ценности, цивилизация не погибнет. Таков непреложный исторический закон развития любой цивилизации. И всем нам необходимо осознать этот исторический урок: распад цивилизации всегда начинается с духовного разложения. Уникальность сегодняшней ситуации в том, что вследствие глобализации духовная деградация, подобно метастазам раковой опухоли, распространилась по всей Земле.

Мы живем в переломную историческую эпоху, подобной которой ни разу не было в обозримой истории человечества. Мы живем в эпоху, когда решается будущее всего человечества, может быть, на миллионы лет вперед. Мы живем в эпоху, когда определяется направление эволюции человека как биологического вида. И «впервые в истории физическое выживание человеческого рода зависит от радикального изменения человеческого сердца»[1].


[1] Фромм Э. Иметь или быть? Киев, 1998. С. 199.

sunset mankind