Sidebar

Казалось бы, рост производительности труда, изобретение всевозможных усовершенствований должны были освободить нас от работы, но этого не произошло, произошло обратное — люди стали чувствовать острую нехватку времени. Работа стала поглощать все свободное время.

«Мы добились развития техники, но мы не освободили себе время. У нас есть компьютеры, факсы, сотовые телефоны, электронная почта, автоматы, экспресс-почта, автострады, реактивные самолеты, микроволновые печи, еда быстрого приготовления, фотографии, которые делаются за один час, цифровые видеокамеры, замороженные вафли, быстрое это и быстрое то. Но у нас меньше свободного времени, чем было тридцать лет назад»[1].

Сложился дьявольски порочный круг: люди целый день работают, у них нет свободного времени, и, несмотря на это, они себя чувствуют нищими людьми. Они еще больше работают, чтобы освободится от этого чувства, что в принципе в условиях постоянной рекламы новых потребностей просто невозможно. Это приводит к стрессу, нервным болезням, развалу семей.

Подавляющее большинство людей, чтобы заработать деньги, много и интенсивно работают: так, с 1973 по 1985 год продолжительность рабочей недели среднего американца выросла с 40,6 до 48,8 часов, т. е. это 6 дней в неделю более чем по 8 часов. По оценке специалистов США, большинство американцев хронически недосыпают, страдают от нервных стрессов[2].

Деньги часто не освобождают человека, а, наоборот, закабаляют его. Парадоксально, но наличие денег часто соседствует с чувством нищеты. Психология нищего человека, обладающего деньгами, великолепно описана А. С. Пушкиным в «Скупом рыцаре». Нищета — это не наличие или отсутствие денег, сами по себе деньги — лишь красивые обертки. Сущность нищеты заключается в зависимости от копейки, в постоянной гонке за копейкой, в боязни лишиться копейки, в боязни, что с потерей копейки будут потеряны свобода, счастье, здоровье и т. д. Современный человек все время чувствует нехватку денег. Возраст деторождения неуклонно растет, дети все чаще заводятся лишь после 30, до 30 нет времени и денег. Люди забыли великую и старую как мир истину: «Деньги — хорошие слуги, но плохие хозяева»[3].

Раньше производство материальных благ удовлетворяло человеческие нужды — теперь оно стало самоцелью. Все чаще люди живут, чтобы потреблять, а не потребляют, чтобы жить. Основатель и президент такой авторитетной на Западе организации, как «Римский клуб», А. Печчеи заявляет, что следовало бы устроить человеческую революцию и изменить качества человека, с целью приспособления его к новому обществу и быстрым темпам развития. Не цивилизацию предлагается приспособить к нуждам человека, а наоборот. Так кто же хозяин нашей планеты — люди или вещи? Разве человек должен быть придатком товара? Почему мы должны подстраиваться под экономику, а не экономика под нас?

«Экономическая система исчерпала себя. Её развитие ведёт к истощению планеты и гибели человечества. Единственный выход, с точки зрения материалистической элиты, сокращение потребления и… потребителей. Автор «Доклада Лугано» Сьюзан Джордж утверждает то же самое: «Единственное, что мешает успешному функционированию нынешней экономической системы, — это люди». Единственный способ гарантировать хороший достаток наибольшему количеству населения в рамках капитализма — уменьшить население. Другой альтернативы нет. В противном случае нас ждёт социальный хаос на фоне экологической катастрофы»[4]

* * *

Хотя материализация жизни общества уже сама по себе подразумевает примитивизацию, все же примитивизация — самостоятельный процесс, который имеет собственное содержание и протекает по собственным законам, а материализация — не единственная его причина.


[1] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. М., 2003. С. 77.

[2] Экономическое и социальное развитие современного общества // Под ред. Боголюбова Л. Н. М., 1993. С. 51.

[3] Ф. Бэкон.

[4] Проект Россия  М., 2009.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 13 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

2. Материалистический монизм (интернационализм)

Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено в первую очередь материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: « …поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 года с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А. А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал, что коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

«Сталин и попытался (Солженицын совершенно прав) в срочном, аварийном порядке заменить его (коммунизм) другим идеологическим горючим — великодержавным национализмом, но не успел — умер…»[1].

Опять же, мы стакиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. Никто за них не боролся, они были чем-то чуждым, отвлеченным, не русским. А ведь надо было сделать всего один шаг, но он так и не был сделан.

Каким образом социалистическая идея появилась в России? Вместе с появлением партии, возглавляемой Ленином? Нет.

Первым шагом в наплавлении оформления социалистической доктрины можно считать «Русскую правду» Пестеля. Но как оформленная доктрина русский социализм появился позднее — в 30-х годах XIX века, ее основателем был Герцен. Это течение социалистической идеи, которое так и называлось: «русский социализм», разделяли многие видные русские мыслители. Для Достоевского проблема социализма была чрезвычайно значимой как выражение социального идеала и русской идеи вообще. Однако он был против социализма атеистического, богоборческого и, следовательно, безнравственного.

«Не в коммунизме, не в механических формах заключается социализм народа русского… Спасется лишь в конце концов всесветным единением во имя Христово. Вот наш русский социализм!»[2].

Позднее социалистические идеи развивали Огарев, Чернышевский, Добролюбов, Шелгунов, Серно-Соловьевич, Писарев, Заичневский, Лавров, Ткачев и мн. др. Важную роль в пропаганде социалистических идей и защите русской крестьянской общины выполнил великий русский писатель Толстой, которого Ленин назвал «зеркалом русской революции». Поэтому в СССР на портретах должны были красоваться не Энгельс, Маркс и Ленин, а Герцен, Достоевский, Толстой. Тогда бы социалистическая доктрина звучала совсем по-иному, нашла бы отклик в сердцах патриотов как «воплощение справедливости и добра».[3]


[1] Соловьев В., Клепикова Е. Юрий Андропов: Тайный ход в Кремль. (Впервые издана в 1983 г. в США.) М., 1995. С. 70.

[2] Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. XXVII. Л., 1984.. С. 19.

[3]  Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории: Курс лекций. - М., 1997.

sunset mankind