Sidebar

Деньги стали кумиром, богом западного общества, вокруг которого вращаются все сферы жизни: политика, спорт, искусство. Значимость спортивного турнира определяется его призовым фондом, место в парламенте — определенной суммой, талантливость актера — гонорарами, ценность фильма — принесенной им прибылью, деньгам посвящают песни[1] и т. п. Что нужно для того, чтобы хорошо жить? Деньги! За деньги можно купить все: славу, уважение, почет, здоровье, образование, безопасность. Все стало товаром. Даже слово «дело» стало синонимом слова «бизнес», как будто кроме бизнеса других дел не бывает.

«Рыночные механизмы и ментальности, — пишет британский социолог К. Кумар, — проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности “наименьшей стоимости” и “максимальной выгодности”»[2].

Деньги проникают в наше сознание и оккупируют мозги, общество стало заражаться метастазами массового денежного психоза: отверни пробку бутылки, загляни внутрь — и выиграй; распечатай пачку сигарет — и получи приз; зайди в McDonald’s, закажи один бутерброд — второй получи бесплатно; отправь по почте обертку от пакетика со специями — и выиграй турпутевку; позвони на радиостанцию, ответь на вопрос — и получи фотоаппарат; позвони в эфир телепередачи — и стань миллионером. Вполне закономерно то, что на Западе уже появился новый вид психических расстройств — мания, основанная на стремлении участия во всех лотереях.

И такой психоз имеет реальный основу. Чем больше денег у тебя есть, тем больше власти ты имеешь или больше удовольствий можешь себе позволить. Тот, кто имеет много денег, может позволить себе все: самых привлекательных женщин, самый лучший отдых, самое дорогое лечение и образование, самые недоступные развлечения. Средняя зарплата в России — менее 400 долл., зато некоторые позволяют себе платить проституткам по 500 долл. за час, причем запись к ним идет за неделю вперед[3]. Прямо новый вид дефицита.

Мы просто не задумываемся над вещами, которые, к сожалению, стали для нас привычными, — например, над формулировкой «материальная компенсация за моральный ущерб». А ведь речь идет о вполне конкретной цене морали. Люди в суде торгуются о том, сколько стоит тот или иной безнравственный поступок, а затем официальный орган — суд — как ведущий аукциона, выносит окончательное решение о стоимости нанесенного нам оскорбления. Что же можно говорить о других явлениях общественной жизни, если мораль стала предметом купли-продажи!

Нередко деньги называет самым худшим изобретением человечества, так, латиноамериканский романист, лауреат Нобелевской премии 1982 в области литературы Г. Маркес называл деньги «пометом дьявола», а основатель и глава французского персонализма Э. Мунье считал что

«Деньги лишают человека чело­вечности и заражают его эгоизмом. Они лишают сообщество человечес­ких отношений и подчиняют его автоматически действующим аноним­ным силам, которые завладевают правительствами, отчизнами, семья­ми, любовью, подавляют желания, удушают протесты… Но зло идет глубже, лишая частную жизнь условий существования; деньги пронизывают самое ее сердце, внедряя в него новые человеческие отношения, слепленные по их собственным меркам»[4].

В действительности в самих деньгах нет ничего плохого. Деньги — величайшее изобретение человечества. Деньги, сделавшись эквивалентом любого товара, освободили людей от трудоемкой процедуры натурального обмена и тем самым значительно упростили жизнь людей. И пока будут существовать люди и всевозможные товары, будут существовать деньги. Невозможно представить общество без денег. Отмереть деньги могут только в умах мыслителей, оторванных от реальности. Поэтому никто не призывает к отмене денег. Но недопустимо то, чтобы деньги стали оценивать то, для чего они непригодны: мораль, честь, достоинство…

Проблема сегодняшнего общества не в существовании денег, а в том, что год от года происходит процесс поглощения деньгами все новых и новых сфер человеческого бытия. Например, еще совсем недавно спорт серьезно не зависел от денег, теперь зависимость от денег фатальна. Даже свобода стала зависеть от денег, во многом решение суда зависит от стоимости адвоката, да и просто от количества денег. Характерный пример. 24 августа 2006 года на трассе «Кавказ», в нескольких километрах от Ставрополя, джип мэра Пятигорска Игоря Тарасова выехал на полосу встречного движения и столкнулся с «Жигулями». Пять человек, находившиеся в легковушке, погибли[5]. Следствие установило, что мэр намного превысил скорость и уехал с места аварии, даже не попытавшись оказать помощь. Тарасов не раскаялся, не признал свою вину, но заплатил миллион рублей родственникам троих потерпевших[6].

И в декабре того же года следствие по делу Игоря Тарасова, который обвинялся в гибели пятерых человек, было прекращено, а уголовное дело закрыто[7]. Этот случай очень показателен, потому что речь идет не о незаконной взятке судье, а о вполне официальной покупке определенного решения суда. Если у тебя есть несколько миллионов, то ты можешь убить пять человек, т. е. речь идет об абсолютно легальной покупке лицензии на убийство.


[1] «Money makes the world go round».

[2] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. P. 119.

[3] 26.09.2002, телеканал ТВЦ.

[4] Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999. С. 111.

[5] Суд пожалел мэра Пятигорска. 29.08.2006, телеканал НТВ.

[6] Прокуратура не согласна с решением Кочубеевского суда. 19.12.2006, телеканал НТВ.

[7] Дело мэра Пятигорска закрыто. 18.12.2006, телеканал НТВ. 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Потребление — всепоглощающая цель

Высокий уровень потребления стал единственной, абсолютной целью общества. Причем речь идет именно о материальном потреблении — чтобы убедиться в этом, достаточно включить телевизор. Вся реклама продвигает именно материальные ценности: пей пиво, жуй «Орбит», ешь чипсы и т. д. Раньше в общественной жизни преобладало стремление произвести, теперь главная цель — потребить. Потребление становится единственным смыслом всей деятельности человека. Ушли в прошлое такие ругательные термины, как «вещизм», теперь гордо заявляется: наша цель — «общество потребления». С сожалением приходится констатировать: «Наше общество заражено жадностью. И это худшая из инфекций»[1].

«Обществом потребления является то, где не только есть предметы и товары, которые желают купить, но где само потребление потреблено в форме мифа. Трудно отрицать, что речь здесь идет об опасном превращении социального метаболизма, несколько похожем на то, чем является рак для живых организмов: о чудовищном разрастании бесполезных тканей»[2].

Удельный вес производственного сектора в экономике западных стран становится с каждым годом все меньше, постепенно сдавая свои позиции сфере услуг. В этом отношении показателен пример трансформации ВДНХ. Раньше на этой выставке были представлены лучшие образцы того, что производила наша экономика. Теперь все павильоны превращены в сплошной базар бытовой техники, одежды, еды и т. д. Торговля вымещает производство, учебные заведения, церкви.

«В 1986 году Америка еще насчитывала больше высших учебных заведений, чем торговых центров. Не прошло и пятнадцати лет, как число торговых центров стало более чем вдвое превышать число высших учебных заведений. В век синдрома потреблятства торговые центры заменили собой церкви как символ культурных ценностей. Действительно, 70 % граждан США еженедельно посещает торговые центры, и это больше, чем число людей, регулярно бывающих в церкви»[3].

Вещизм уверенно вытесняет из жизни интерес к внутреннему содержанию человека, заменяет честь, достоинство, мораль. Но человека от животных и машин отличает наличие души — категории нематериальной. Следствием распространения вещизма стало то, что люди стали превращаться в живых роботов, с упрощенным духовным миром, зато с хорошей производительностью труда. Духовные ценности исчезают или извращаются. Поэтому вполне закономерно страны Запада, несмотря на высокий материальный уровень жизни, занимают первые места в мире по количеству самоубийств, число которых постоянно растет.

По данным American Association of Suicidology (Американской ассоциации суицидологии), в США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. Суицид является 11-й по частоте причиной смерти американцев, пишет Washington Profile. При этом принято считать, что на каждое «успешное» самоубийство приходится 8–20 неудачных попыток его совершения[4].

Люди перестают понимать, для чего они живут. Смыслом жизни для человека, в отличие от животного, не может быть высокий уровень потребления. Как писал итальянский мыслитель Ю. Эвола, «средства к жизни стали сейчас важнее, чем сама жизнь. Да, они превратили жизнь в свое средство… забота о материальных условиях существования уничтожает само существование»[5].

Доходит до нелепого: человек начинает покупать то, что ему вовсе не нужно. В second-hand часто сдают не только поношенную одежду, но и вещи, которые ни разу не надевали (более 20 %), порой даже с бирками магазинов. Многие врачи считают страсть к постоянным покупкам тяжелым неврозом, причем этот недуг, говорят они, свойствен большей частью женщинам. 25 % женщин в развитых странах уже страдает от этой напасти. Германские ученые уже дали данной болезни свое наименование — «покупкомания», или «ониомания»[6].

Маниакальной страстью купить себе любую, порой ненужную вещь умело пользуются специалисты по продажам. Авторы учебников по маркетингу пишут, что главное — не удовлетворить потребность, а создать ее. И вот идет непрекращающаяся гонка сначала создания, а затем удовлетворения потребностей. А поскольку потребности бесконечны и удовлетворение одних сразу же рождает другие, то погоня за эфемерной материальной обеспеченностью не прекращается никогда.


[1] Доктор Пэтч Адамс.

[2] Бодрийяр Ж. Общество потребления. М., 2006. С. 3.

[3] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. М., 2003. С. 32.

[4] В США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. 17.11.2006, NEWSru.com.

[5]. Эвола Ю. Языческий империализм. М., 1994. С. 88–89.

[6] Коробова Е. Шоппинг. Лечение стресса. Дорого. 31.10.2003, ГИК «Россия», «Вести». 

sunset mankind