Sidebar

Богатства так же, как навоз,

воняют, когда они в куче;

когда же они разбросаны — удобряют землю.

Л. Н. Толстой

Возможно, ряд наших оценок оказались чересчур резкими, что обусловлено «кричащим» характером рассматриваемых нами вопросов. Часто ситуация складывается таким образом, что не до заумных философских рассуждений. Когда горит дом, не стоит соревноваться в том, кто изящнее в умеренных выражениях опишет пожар, надо тушить. Особенно если все мы находимся в этом горящем доме.

Конечно, вряд ли найдется здравомыслящий человек, который будет отрицать существование духовной деградации в современном мире. Однако после признания очевидного, как правило, следуют рассуждения о красивых машинах и многофункциональных компьютерах: неужели при таком материальном благосостоянии может погибнуть цивилизация?

На этот вопрос окончательный ответ дает сама история. Самый важный вывод из всей истории человечества заключается в следующем. Никогда и нигде цивилизация, созданная тем или иным народом, не деградировала из-за недостатка денег или других материальных ценностей. Цивилизация всегда умирала из-за недостатка духа. Любая цивилизация сначала деградировала и распадалась духовно, а потом наступал черед материальной сферы. Более того, бедные, но сильные духом неизменно побеждали богатых, но нищих духом. Деньги нигде никого и никогда не спасали. Не спасли они империю Македонского, развалившуюся на пике своего могущества, не спасут и американцев в Ираке. Пока в общественном сознании сильны высшие ценности, цивилизация не погибнет. Таков непреложный исторический закон развития любой цивилизации. И всем нам необходимо осознать этот исторический урок: распад цивилизации всегда начинается с духовного разложения. Уникальность сегодняшней ситуации в том, что вследствие глобализации духовная деградация, подобно метастазам раковой опухоли, распространилась по всей Земле.

Мы живем в переломную историческую эпоху, подобной которой ни разу не было в обозримой истории человечества. Мы живем в эпоху, когда решается будущее всего человечества, может быть, на миллионы лет вперед. Мы живем в эпоху, когда определяется направление эволюции человека как биологического вида. И «впервые в истории физическое выживание человеческого рода зависит от радикального изменения человеческого сердца»[1].


[1] Фромм Э. Иметь или быть? Киев, 1998. С. 199.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 80 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Характеристика капиталистической элиты (эгоизм)

Второе качество капиталистической элиты — эгоизм. В свое время альтруизм был доминантой поведения элиты. Даже преследуя эгоистические корыстные цели, человек стеснялся признаться в этом и утверждал, что действует в интересах общества.

Теперь же эгоизм не скрывается и не камуфлируется, более того, это качество всячески воспевается. Возникают концепции, утверждающие, что, если каждый станет как можно больше стремиться к личной выгоде, от этого выиграет все общество. Все будут совершенно счастливы: человек, делающий добро себе, делает добро всем.

В таком случае стоит отменить уголовное преследование грабителей, мародеров, да и вообще всех преступников — ведь они тоже стремятся к наибольшей личной выгоде, а значит, обществу от этого только лучше. Но нам ближе пример из нашей недавней истории. В конце 1980-х годов появился тезис «Сильные республики — сильный центр» (чем сильнее будут республики, тем сильнее будет союзное государство — СССР), аналог концепции о личной выгоде, ведущей напрямик к выгоде общей. Чем все это кончилось для СССР, мы прекрасно знаем.

Типичной подобной дилеммой является ситуация, известная как дилемма заключенных (prisoner's dilemma). Результат соци­ального взаимодействия, возникающий в социальной коопера­ции тогда, когда все или некоторые предвидят общее благо, выгоднее для всех, чем тот случай, когда каждый действую­щий индивид следует своему узкому интересу, представляющемуся ему вначале его собственным интересом. Дилемма заключенных иллюстрируется следующей историей. О двух заключенных, представших перед судом, известно, что они со­вместно совершили тяжкое преступление. Однако у суда нет достаточных доказательств для их осуждения на основе этого преступления, но есть лишь улики в отношении другого, ме­нее тяжкого преступления. Судья спрашивает того и другого подсудимого по отдельности, признают ли они себя виновными. Если оба признаются, они будут наказаны за совершение бо­лее тяжкого преступления, но получат меньший срок, например 10 лет тюрьмы. Если никто из них не признается, они будут наказаны лишь за меньшее преступление и получат по два года тюрьмы. Если же признается один, то он, как главный свиде­тель, освобождается от наказания, а другой получает полный срок в 20 лет[1].

В ходе многочисленных исследований было установлено, что поставленный перед выбором, каждый из них эгоистично рассудит, что для него лучше будет признаться, ведь другой наверняка признается, чтобы освободиться ответственности.

И в результате оба отпра­вляются в тюрьму на 10 лет, хотя могли бы отделаться двумя го­дами, если бы оба отказались признаться.


[1] Козловски П. Этика капитализма. – М., 1996. - с. 121-122

sunset mankind