Sidebar

Ставка в общественном развитии на гегемон — пролетариат делалась вопреки тому обстоятельству, что пролетариат не просто не способен управлять государством, но в силу объективных причин экономического развития общества его удельный вес не только не увеличивается, но, наоборот, уменьшается. Декларируя счастье всего общества, мы делали ставку на меньшинство.

Ленинское отношение к интеллигенции звучит так: «…интеллигенция — это не мозг нации, а говно»[1]. В результате гегемон у нас получал в несколько раз больше, чем ученый. Не было стимула учиться, все равно рабочий получал больше, чем тот, кто 5-6 лет учился в институте, корпел над учебниками и перебивался от стипендии к стипендии. Рабочий мог пить на работе, и выгнать его было практически невозможно.

Характерная сцена из известного советского многосерийного фильма «Противостояние»[2]. Выпускник школы приходит пьяный к своей бывшей учительнице и говорит, что он гегемон и получает в два раза больше, чем она. Обсуждая эту ситуацию, два следователя (один из них — муж учительницы) констатируют, что выгнать рабочего нельзя, даже если он и пьет, т. к. мастера и директора «затаскают по инстанциям». Все это интеллигенция видела, что в конечном счете привело к массовому, часто неосознанному скептицизму по отношению к существующему строю.

Более того, если при Сталине, несмотря на пропаганду, руководство трезво оценивало ситуацию и научные сотрудники получали больше, чем работники других отраслей, то к 70-м годам тезис о гегемонии пролетариата руководство страны стало понимать буквально (см. рис. 11)[3].

В советское время существовал анекдот. Во время обхода в сумасшедшем доме больной все время твердит: «Я мясник, я мясник». Молодой врач спрашивает зав. отделением: «Он действительно бывший мясник?». «Нет, — отвечает тот. — У него мания величия. Это обыкновенный кандидат наук».

Конечно, не надо думать, что советская интеллигенция была забита и несчастна, ее положение в обществе было значительно лучше, чем сейчас. Тот же Ленин, обронивший сгоряча обидную для интеллигенции фразу, предупредил слишком рьяных борцов с интеллигенцией, чтобы они «не озорничали вокруг нашей интеллигенции». Во времена Сталина интеллигенции давали квартиры в лучших домах – сталинских высотках. Не бедствовала интеллигенция и во времена Брежнева. Тем не менее рудименты коммунистической доктрины: «диктатура пролетариата», «рабочий класс — гегемон» — постоянно давали о себе знать. Особенно наглядно это выражалось в ставках зарплат, когда маляр в вузе получал столько же, сколько заведующий кафедрой.

Но еще более вопиющая несправедливость была при приеме в КПСС. Для чего служит партийное сито? Для рекрутации лучших управленцев! А кто у коммунистов считался лучшим? Рабочий класс! Рабочих принимали в партию очень легко, а интеллигенции вступить было очень трудно. Существовали квоты: для того чтобы в ряды партии вступил один интеллигент, необходимо было принять трех рабочих[4].

Надо с уважением относиться и к кухаркам, и к кухаркиным детям, и к их труду, но кухарка[5] не способна управлять страной. Достойны презрения и интеллигенты, которые смотрят сверху вниз на простых работяг, но это не значит, что кухарки и маляры должны управлять государством. Они должны иметь постоянное место работы, достойную зарплату, возможность бесплатного лечения и образования, но участвовать в управлении страной для них только лишняя обуза.

Если вдуматься, как может рабочий управлять государством? Для управления ему необходимо получить образование, но в этом случае он уже теряет статус рабочего и переходит в слой интеллигенции, т. е. как ни крути, а рабочий управлять государством не может.

В оправдание марксистской доктрины можно сказать, что сегодня легко рассуждать о том, что пролетариат — уменьшающийся класс общества. Во времена Маркса численность пролетариата быстро росла, и он становился самым большим классом. Но те времена давно прошли, а измениться марксизму мешал его догматизм.


[1]Ленин В. И. Полн. собр. соч., 5-е изд. Т. 51. С. 48.

[2] Производство: Ленфильм. СССР, 1985.

[3] Кирсанов В. Н. Реставрация капитализма в России. Истоки и причины. М., 1999. С. 188.

[4] Цифры условны.

[5] По поводу этой фразы возникла определенная дискуссия. Некоторые авторы утверждают, что Ленин не писал о том, что кухарка должна научиться управлять государством. Для того чтобы это с полной уверенностью утверждать, надо прочесть всего Ленина. Я этого не делал и думаю, что этого не делали защитники Ленина. И, естественно, этого не делало большинство народа. Простой народ не читал Ленина, а смотрел плакаты. Так вот, существует плакат 20–30 годов, где изображена непонятно что орущая женщина, видимо, кухарка, вверху надпись: «Каждая кухарка должна научиться управлять государством», далее подпись – Ленин. Внизу плаката стишок: «На кухне дома не сиди; на выборы в совет иди; раньше работница темная была; а теперь в Совете решает дела».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Духовное вырождение и другие глобальные проблемы

Соотношение глобальных проблем очень точно описано у цитируемого нами ранее профессора К. Уорвика, предрекающего:

«Год 2050-й: мы, люди, все еще здесь. Нам удалось избежать ядерной катастрофы — ну конечно же, мы ее избежали, ведь на самом деле мы не верили, что у кого-то достанет безрассудства, чтобы нажать на кнопку, — не правда ли? Глобальное потепление оказалось не таким уж глобальным, а озоновая дыр, как висела, так и висит над Землей. Выходит, все наши опасения были необоснованными? Почти все. Кроме одного — мы сами превратили свою жизнь в ад.

В 2050 году планетой управляют машины, или роботы, если вам так больше нравится. Они все разных форм и размеров, в зависимости от назначения. А люди все те же: с глазами, ушами, ногами, руками и мозгом — мозгом, устроенным у всех примерно одинаково. И каково же людям в 2050 году? Они теперь стали просто животными, ничем не лучше и не хуже. Ну, может, чуть поумнее других животных.

В 2050 году людям живется безумно тяжело, и рассказы тех, кто еще помнит времена, когда на Земле главными были люди, уже ничем не могут помочь. Мы знаем, что в этом мире нам отведено определенное время, как и тем, кто жил до нас, и что наше время прошло. Люди превратились в один из видов животных, способности которых довольно ограниченны. Мы все не настолько умны, как нам когда-то казалось, и не слишком сильны физически, но мы еще на что-то способны, и потому пока существуем»[1].

В этой части мы перечислили не все проблемы, претендующие на глобальность, но объединяет их то, что эти угрозы намного менее опасны, чем духовное вырождение. Глобальные экологические проблемы не успеют стать действительно проблемами, потому что XXI век будет веком или возрождения человека, или веком его вырождения. Даже если представить, что глобальные проблемы приведут человечество к катастрофе, все же у человечества есть шанс выживания хоть какой-то его части, обесчеловечивание страшно тем, что в погоне за прибылью капитализм разлагает всех людей без исключения.


[1] Уорвик К Наступление машин. Почему миром будет править новое поколение роботов. М., 1999. С. 7.

sunset mankind