Sidebar

В условиях капиталократии так называемые независимые выборы наилучшим способом воплощают мечту крупного капитала о полном контроле над политической властью. У руля политической власти должны находиться временщики, которые полностью подотчетны крупному капиталу и зависимы от него. А что касается народа, то «свободные выборы» этому не помеха, как раз наоборот — они и есть тот крючок, на котором подвешены все политики. Выборы требуют денег, а деньги есть у крупного капитала. Как заметил М. Амстердам, «наши конгрессмены — самый лучший сорт граждан, какой только можно купить за деньги».

Демократия оптимальна для капитала по одной простой причине — она есть закамуфлированная власть представителей крупного капитала. Именно поэтому окрепший капитал начал сразу же бороться за демократическое устройство государства — или мирно, или с помощью буржуазных революций. Естественно, капиталисты, которых больше всего волнует собственное благополучие, не стали бы бороться за власть народа — они боролись за свою власть над обществом. Как птица не может летать без крыльев, так капитализм не может существовать без демократии, точнее — капитализм может существовать без демократии, но, как и птица без крыльев, может лететь только в пропасть. Выражаясь на современном либеральном наречии, демократия «крышует» капитализм.

Как можно говорить о выборе народа, если существуют тарифы на избрание тех или иных лиц? Определенная сумма на предвыборную кампанию (например, 1 млн долларов) гарантирует избрание в депутаты местных органов власти, а сумма в 5 раз большая, — кресло в Государственной Думе. Расценки на место в Думе особенно не скрываются, и, в принципе, их может узнать каждый желающий. Достаточно позвонить в солидную пиар-контору и узнать расценки на избрание в данном округе: в зависимости от округа, в зависимости от конторы — это 1–2 долл. за избирателя, т. е. если в вашем округе 200 тысяч избирателей, то сумма будет равна 300 тысячам долларов. Это минимум, чтобы только «засветиться». Сумма в два раза большая, т. е. 800 тысяч, — чтобы побороться с другими толстосумами. Эта самая минимальная сумма, так сказать, минимальный нижний предел в ходе предвыборной кампании. Данная сумма постоянно растет, и в результате получается около 1 млн долларов. Покупка места в списке партии в пять раз дороже, т. е. около 5 млн долларов. Вот и весь расклад, и каким бы гением от политики вы ни были, если у вас нет 300 тысяч долларов, о вас никто даже не узнает. Если все решают деньги, причем тогда вообще народ?

У политтехнологов существуют и формулы, описывающие предполагаемые затраты (формула 1):

Ст = Ч * Яв * КП * СГ (1)

Ст – стоимость выборов. Ч – число избирателей (по списку). Яв – примерная явка избирателей на выборы по данному ре­гиону (обычно колеблется от 0,2 до 0,5). КП – коэффициент победы (процент голосов, необходимый для победы). Этот показатель обычно варьирует от 0,25 до 0,50. СГ – стоимость голоса, отданного за кандидата. Обычно в расчетах за базовую принима­ется цифра 15$[1]. Расчет для 200 тысяч избирателей. 200.000*0,35 *0,35*15$=367.500$.

Естественно, полученные кандидатами деньги отрабатываются, а после отработки депутат зарабатывает себе на жизнь. Выборы стали бизнес-проектом, где все рассчитывается как в бизнесе — сколько вложил, сколько получил, какова норма прибыли. Политика — это теперь вид бизнеса. А с введением правила, в соответствии с которым кандидат может не собирать подписи, а просто вносить денежный залог, наглядно, без всякого зазрения совести, был узаконен имущественный ценз. Например, чтобы только зарегистрироваться кандидатом в депутаты в Московскую городскую думу, нужно отдать более 20 тыс. долларов. Еще раз подчеркнем, 20 тыс. долларов надо отдать, чтобы у вас приняли документы.

Для справки, каждый голос на выборах президента США-2008 обойдется кандидатам в $8, а  только официально кандидаты в президенты потратили на предвыборную компанию свыше 1 млд долларов[2]. При переводе из плоскости официальной в плоскость реальную эта цифра увеличится во много раз. Как заметил Б. Эдуардз: «Политика стала таким дорогим занятием, что даже провалиться на выборах стоит немалых денег».

«2,4 млрд. долларов – именно столько потратили кандидаты в борьбе за Белый дом. И это несмотря на то, что в стране разразился финансовый кризис и сотни тысяч избирателей потеряли не только свои рабочие места, но и крышу над головой»[3].

Демократия в условиях капиталократии — такой же миф как независимые выборы, независимые политики, независимые СМИ, независимые общественные организации. Демократия в условиях капиталократии есть безраздельная власть крупного капитала.


[1] Щербатых Ю.В. Психология выборов. М., 2005. С. 18-19

[2] Каждый голос на выборах президента США-2008 обойдется кандидатам в $8. "РИА НОВОСТИ".  04.11.2008.

[3] Дом белый – Барак чёрный: $2,4 млрд. потратили кандидаты за время предвыборной гонки в США. Седова Я.

// ФОКУС №44. 04.11.2008.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 44 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Выгодно потакать примитиву

Развитие человечества - это постепенное развитие нравственности. Например, на заре формирования этноса у русских убийство не считалось преступлением, в том случаи когда, по мнению общины, оно способствовало восстановлению справедливости. Но уже в своде древнерусского права – Русской правде вводится штраф за убийство человека – вира. Убийство простого человека - 40 гривен, убийство представителей княжеской администрации — 80 гривен, за тяжёлые увечья 20 гривен. Потом откупиться за убийство стало невозможно. Сегодня многовековой процесс роста нравственности оборван, как мы увидели, опять за убийство можно откупиться.

Лучшие люди, наиболее талантливые, нравственные, тянули за собой все общество. Теперь все наоборот.

Представим ситуацию: снимается фильм, у нас всего 100 зрителей, у 98 зрителей примерно одинаковые примитивные вкусы, двое зрителей обладают развитой духовной сферой. Каков должен быть фильм, чтобы принести максимум прибыли, что возможно только в условиях, когда его посмотрит большинство зрителей. Очевидно, фильм будет ориентирован на вкусы именно большей части аудитории.

Такая постановка проблемы не случайна. С горечью приходится признать, что духовный мир большинства людей довольно примитивен. А капитал, вместо того чтобы постепенно исправлять ситуацию, делает все, чтобы не только не развивать примитивные вкусы, а, наоборот, духовный мир высокоразвитых личностей всячески огрублять и примитивизировать. Удобней уровень двух зрителей опустить до уровня 98, чем пытаться приблизить 98 к двум. Конечно, это выгодно не для общества в целом, а для отдельной фирмы, но любая фирма и будет действовать не в интересах общества, а в своих интересах. Действовать иначе — значит проиграть более алчным конкурентам.

Произведения масскультуры намеренно выполняются на низком уровне, чтобы зритель мог оценить их, не имея особого образования и специальной подготовки. Чтобы быть общедоступным, а значит, иметь больший коммерческий успех, весь материал подается элементарно, тривиально, банально. Любое классическое произведение перерабатывается в таком ключе, чтобы оно стало доступно человеку, не обладающему даже минимумом знаний и интеллекта. Более того, именно такой интеллектуальный и духовный уровень наиболее выгоден для дельцов масскультуры, поэтому он пропагандируется и поощряется. Чем человек примитивней, тем лучше для капитализма: членам такого общества можно продавать все что угодно — дефектные картины, одежду, музыку, и делать на этом громадные состояния.

«Массовая культура внедрена сверху, технически сфабрикована бизнесменами, ее аудитория — пассивные потребители, их участие ограничивается выбором между “покупать” или “не покупать”… Массовая культура… интегрирует массы в упрощенные, сниженные формы высокой культуры, тем самым становясь инструментом политического доминирования»[1].

Не надо серьезно работать над съемками фильма, можно снимать по принципу мексиканских сериалов: «Один день — одна серия». Их смотрят, значит, рекламодатели платят — что еще нужно для успешного бизнеса? Все прочие рассуждения о нравственности, о недопустимости потакания примитивным вкусам, о правдоподобии — все это пустое: есть прибыль, значит, сериалы будут сниматься и впредь.

Капитализму выгодно выпускать больше товаров массового спроса, а не корпеть над индивидуальными заказами. Конвейер выгоднее индивидуального производства. В условиях рынка человек уже не человек, а потребитель. Закон получения наибольшей прибыли диктует, что люди должны утратить индивидуальность. Когда-то в XIX веке они ходили за покупками к своему лавочнику, вся мебель изготавливалась на заказ, по индивидуальной мерке шилось платье. Теперь все это изживается: нужны стандартные джинсы, стандартная мебель, стандартная еда, стандартные люди.

«Какая мать семейства не мечтает о стиральной машине, специально созданной для нее? — спрашивает реклама. Действительно, какая мать семейства не мечтает об этом? Их миллионы, мечтающих об одной и той же стиральной машине, специально созданной для каждой из них»[2].

Существует и другой аспект примитивизации. Немецко-американский философ Г. Маркузе считал, что господствующий класс современного капиталистического общества формирует через механизм потребностей новый тип массового «одномерного человека» с атрофированным социально-критическим отношением к обществу и тем самым «сдерживает и предотвращает социальные изменения». Включаясь под воздействием навязываемых ему «ложных» потребностей в потребительскую гонку, рабочий класс стран развитого капитализма «интегрируется» в социальное целое и утрачивает свою революционную роль.


[1]Дональд М. Основы социологии и политологии. М., 2001. С. 39.

[2]Бодрийяр Ж.Общество потребления. М., 2006. С. 127.

sunset mankind