Sidebar

Анализируя проблему выборов, нельзя не осветить такой феномен, как пиар. Во время Французской революции 1789–1794 гг. оформились не демократические свободы, а начали зарождаться механизмы буржуазного управления обществом. Существенную роль в управлении социальными процессами играет пиар. Пиар — сокращение английских слов public relations (p + r), которые в дословном переводе означают «общественные связи» или «связи с общественностью», как термин был введен третьим президентом США Т. Джефферсоном, создателем Декларации независимости США.

В России в понятие «пиар» чаще всего вкладывают деятельность в сфере политики. Это не совсем верно. Пиар очень тесно пересекается с рекламой и бывает двух видов — экономический и политический. Мы в дальнейшем будем говорить только о политическом пиаре. Если выразить понятие «политический пиар» (далее — пиар) одним словом, то это будет слово «политманипуляция». Если в основе капитализма лежит стремление к максимизации прибыли, то в основе пиара — стремление к  максимизации рейтинга.

Главное, на что ориентируется политик  в условиях пиара, — это рейтинг. А так как существует множество способов поднятия рейтинга, никак не связанных с реальными делами политика, то политик должен говорить то, что нравится обществу,  а делать то, что нужно ему самому или тем, кто стоит за ним.

Американцы говорят: «Если событие не показали на CNN, значит его не было». Это один из основных законов пиара, гласящий: неважно, что происходит, главное — как освещают СМИ. Если мэр города принял программу озеленения, в результате которой было посажено 1000 деревьев, но это соответствующим образом не отпиарено, то на рейтинг это влияет значительно меньше, чем если по местному телевидению покажут как мэр в каске с лопатой сажает три дерева. Поэтому надо сажать не тысячи деревьев, а три дерева, но перед телекамерами, которые покажут данный сюжет в прайм-тайм. Желательно, чтобы в посадке трех деревьев принимал участие известный актер, который затем скажет о мэре много хорошего: что он лучший озеленитель, много думает о простых людях и т. д.

Пиар может повышать рейтинг политика с помощью создания событий, которых вообще не существует в реальности. Пиар создает свою реальность, которая имеет на электорат большее значение, чем подлинно существующая действительность.

Поэтому нередко место реальных дел занимают реальные слова. Пиарится то, что изначально никто не собирается выполнять. Это архиважное отличие пиара от вообще лжи политика. Политик может ошибаться, хотеть как лучше, а у него «получается как всегда». Он может скрывать свои ошибки, страдать от невыполненного, стремиться воплотить то, что у него не получилось, снова. Пиар — принципиально иное, политики изначально обещают то, что выполнять не собираются, сопровождая громкие заявления красивыми лозунгами. Пиар — это всегда преднамеренный обман. Здесь можно вспомнить слова Черчилля:

«Политик должен обладать способностью предсказать, что должно случится завтра, и достаточным умом, чтобы на следующий день объяснить, почему этого не произошло».

Политик может не только не собираться выполнять обещания, а быть принципиальным противником данных мер, но, несмотря на это, страстно отстаивать чуждую ему позицию. Лицемерие может быть настолько запредельным, что избиратель, даже понимая, что его обманывают, начинает верить политику, ведь он не может допустить мысли, что можно так лгать. Для понятия сути демократии, в слове демократия «кратия» необходимо заменить на «гогия».

Если политику в личной беседе указать на то, что он обманывает избирателя, то он улыбнется и скажет, «это же пиар». Окружающие также снисходительно улыбнутся вашей наивности. Пиар всегда включает в себя элемент обмана электората.

Любой крупный чиновник, начиная с мэра среднего города, всегда окружает себя штатом политтехнологов, единственная цель деятельности которых - «развод электората». Они ничего не производят, критерий производительности их работы - эффективность манипуляции вашим сознанием. Собственно, за это они и получают деньги.

Демократия построена на обмане и легализует обман, обманывать становится не зазорно, наоборот, это символ успешности, сообразительности. Когда одну отечественную поп-диву спросили: «Зачем вы два месяца назад сказали, что вышли замуж, об этом писали все газеты, а сегодня выясняется, что это ложь?». Она без тени сомнения и со знанием дела ответила: «Это был удачный пиар-ход»[1].В политике все то же самое, только сценарии посложнее. Поэтому когда вы смотрите телевизор, подумайте, не сталкиваетесь ли вы с очередным «удачным пиар-ходом».

Вспомним эру зарождения пиара. В «Декларации прав человека и гражданина», принятой после Французской революции, говорится: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах», а затем выстраивается такая избирательная система, которая выгодна только определенному слою общества (8 %), а все остальные остаются без прав и свобод. Там же говорится о том, что все граждане равны перед законом, и поэтому им «…открыт в равной мере доступ ко всем общественным должностям, местам и службам», после чего с помощью имущественного ценза возможность избираться предоставляется лишь единицам и т. д.

Итак, политик в условиях пиара будет всегда говорить, что нравится избирателю, если он это не делает, значит у него плохие пиарщики, которые не могут достаточно точно определить электоральные предпочтения.

Другими отличительными особенностями пиара являются следующие.

Основательное финансирование. Политические акции под громкими названиями проводятся за деньги. Для многих россиян стало открытием, что митинги могут проводиться за деньги. На Украине, в Киргизии, Грузии митингующим просто платили деньги. Некоторые особо активные «революционеры» на Украине успевали даже подрабатывать в лагере противника. В действительности ничего нового.

Ни для кого не секрет, что во время Французской революции производилась вербовка агентов, которые должны были на площадях «заниматься политическим воспитанием взрослых и привлекать их на сторону революции»[2]. Этих агентов набирали в основном из военных дезертиров, которые толпами направлялись в Париж. Агенты получали по 5 ливров в день, но вследствие большого наплыва эта цена опустилась до 20 су. Если ранее революции производились в большей степени на энтузиазме, то теперь «энтузиазм» имеет вполне определенную цену.

Вообще, основательное финансирование проекта — отличительная черта пиара. Оплаченные митинги, оплаченные статьи, оплаченные телепередачи, оплаченные ведущие и т. д.

Почему пиар подразумевает основательное финансирование? Дело в том, что все окружение политика (пиарщики, члены предвыборного штаба, агитаторы) прекрасно знает цену политику, цену его заявлениям. Работать задаром, на энтузиазме никто на него не будет. Приходится платить. Зарплата — одна из основных статей бюджета предвыборной кампании. В 2007 году зарплата пиарщика самой низкой квалификации — от 100 долларов в день. Цена агитаторов, разносчиков агитматериалов очень сильно колеблется в зависимости от региона.

Черный пиар. Ложь по поводу конкурентов — обязательная часть пиара, которая не имеет никаких границ. Липовые покушения, любовницы, сослуживцы… Арсенал громаден, даже в таком «Образцовом» открытом демократическом обществе, как американское, доля негативной политической рекламы достигает 70 % от всего объема предвыборной агитации[3].

Неотъемлемой частью черного пиара являются кандидаты-двойники, главная цель которых — оттянуть голоса у реального конкурента. В наиболее примитивном случае это кандидат-однофамилец, в более широком смысле — кандидат, находящийся на службе у власти и высказывающий взгляды, похожие на взгляды конкурента власти. Например, в Чили С. Альенде не мог трижды победить на выборах (1952, 1958 и 1964 гг.), т. к. каждый раз на выборах выставлял кандидатуру новый кандидат, также якобы отстаивающий левые взгляды. Причем именно этот кандидат обладал громадными информационными ресурсами.

Подтасовки. Все выборы подтасовываются. Существует и цифра подтасовок: 5–10 %. В любом солидном пиар-агентстве есть люди, специально занимающиеся подтасовкой голосов, которые могут привести сотню различных методов ее выполнения. Эта услуга — одна из самых дорогих. Конечно, подтасовка выборов — это не отечественное, а заимствованное изобретение.

Лидер КПРФ Г. Зюганов очень возмущался после выборов 1996 года сложившейся ситуацией: накануне вечером было объявлено, что в Татарстане победу на выборах одержал Зюганов, а к утру, когда ситуация стала довольно напряженной, выяснилось, что выиграл Ельцин. Зюганов судится до сих пор.

Ничего удивительного: В США то же самое случилось во Флориде во время президентских выборов 2000 года. Вечером здесь было объявлено, что выборы выиграл А. Гор, а когда выяснилось, что результаты в этом штате могут стать решающими, то объявили, что выиграл Дж. Буш. Стоит отметить, что губернатором этого штата является брат Буша — Джеб Буш.

В России подтасовать выборы сложнее, чем в ряде западных стран, в которых при подсчете результатов не допускаются наблюдатели. Многие западные эксперты открыто говорят о подтасовках выборов в своих странах, а мнение о том, что западные специалисты подтасовывают выборы в других странах, не подвергается сомнению. Западные публицисты З. Сардар и М. В. Дэвис в своей книге: «Почему люди ненавидят Америку» приводят список стран, в которых США исказили результаты выборов, чтобы достичь нужного результата:

«Италия 1948–1970-е гг., Ливан 1950-е гг., Индонезия 1950-е гг., Вьетнам 1955 г., Гвиана 1953–1964 гг., Япония 1958–1970-е гг., Непал 1959 г., Лаос 1960 г., Бразилия 1962 г., Доминиканская Республика 1962 г., Гватемала 1963 г., Боливия 1966 г., Чили 1964–1970 гг, Португалия 1974–1975 гг., Австралия 1974–1975 гг., Ямайка 1976 г., Панама 1984 г., 1989 г., Никарагуа 1984,, 1990 гг., Гаити 1987–1988 гг, Болгария 1991–-1992 гг., Россия 1996 г., Монголия 1996 г., Босния 1998 г.»[4].

Пример Альенде показывает, что если все методы исчерпаны — не помог ни черный пиар, ни кандидаты-двойники, ни подтасовки, ни оплаченные митинги (после победы Альенде в 1970 г.), — то оппозиционного лидера могут просто уничтожить. В 1973 году в Чили был совершен военный переворот, подготовленный США. К власти пришел Пиночет.

Во всем остальном пиар является продолжением рекламы со всеми ее атрибутами: разнообразностью, навязчивостью, постоянностью. Короче говоря, много пира не бывает, бывает только много плохого пиара — такова заповедь пиарщика.

Таким образом, пиар — это система управления политическими процессами, основу которой составляет манипуляция общественным мнением.

Механизм политического пиара был детально разработан и отполирован в течение двух столетий не одной тысячей профессиональных психологов, социологов, историков, философов, культурологов — и превратился в важный инструмент манипуляции сознанием и психологической войны.

«В ходе Великой Французской революции с помощью пропаганды удалось натравить городские низы на цер­ковь и монархию. В своем роде это было блестящее достижение ума и слова. Орудием буржуазии стало именно то, что ей враждебно,— стремление человека к равенству и справедливости. Так во Франции впервые появилось слово идеология и создана влиятельная ор­ганизация — Институт, в котором заправляли идеологи. Они создавали «науку о мыслях людей»[5].

В ходе буржуазных революций буржуазия осчастливила народ тем, что наделила себя правами. В дальнейшем, по мере того как росли возможности политического пиара, буржуазия ослабляла властной поводок, тем не менее жестко держа его в руках. Общество постепенно все более становилось свободно от равенства, братства, любых моральных норм.


[1] Речь идет о "романе" режиссера Олега Фомина с Анной Семенович.

[2] ruWiki.com [Якобинцы].

[3] Мальцева Н. М. Грязные избирательные технологии. М., 2003. С. 15.

[4] Сардар З., Дэвис М. В.Почему люди ненавидят Америку. М., 2003. С. 120.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M.,2001. – 62-63.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Посредственность — кумир современного общества

Сегодняшние времена — эпоха торжества посредственности. Обществу не нужны ни гении, ни герои, ему нужны профессиональные банкиры. Конечно, общественное мнение приветствует появление героев и гениев, но вкладывает в эти слова уже совсем другой смысл. В обиходе появились выражения «гениальный мошенник», «гениальный маньяк». Сегодня на театральных подмостках — новые «герои»: так, в одном европейском театре прошла с успехом премьера балета о «гениальных» преступниках ХХ века. Многие искусствоведы утверждают, будто гений — это всегда немножко сумасшедший или что все великие представители искусства были гомосексуалистами. В общественном мнении постепенно утверждается мысль, что от великих людей одни несчастья. Даже один из самых ревностных защитников общества потребления, классик либерализма Л. Мизес признает:

«Так называемый высший свет в США почти исключительно состоит из самых состоятельных семей. …Большинство в этом “обществе” не интересуется ни книгами, ни идеями. Встречаясь, они если не играют в карты, то сплетничают или беседуют скорее о спорте, чем о культурных проблемах. Но даже те, кому не чужды книги, считают писателей, ученых и художников людьми, с которыми неинтересно общаться. Почти непреодолимая пропасть разделяет высший свет и интеллектуалов»[1].

Нет никакой катастрофы в том, что у власти сегодня — посредственности. Конечно, в этом нет и ничего хорошего, но драматичность положения в другом: властная пирамида теперь вообще закрыта для выдающихся людей раз и навсегда. Они не нужны нынешнему обществу, они мешают ему.

Подлинные гении не исчезли. Возможно, их рождается даже больше, чем раньше. Единицы из них получают доступ в сферу культуры, с тем расчетом, чтобы они не могли поколебать власть бездарностей, да и просто ненормальных людей. Великий человек сегодня может стремиться лишь к тому, чтобы, используя весь свой талант, пробиться в ряды посредственностей. В свое время выдающихся людей окружало всеобщее преклонение, люди хотели стать великими, тогда как сегодня господствует дух поклонения серости и мещанству. Недвижимость, автомобиль и развлечения — вот идеал современного общества. Когда-то мужчины добровольцами шли на войну — сегодня они боятся идти в армию.

Мужество, принципиальность, патриотизм, дружба, честность, вера в идеалы, любовь, заинтересованность в общественных делах постепенно уступают дорогу серости, серости во всем. Идеал современного «общества потребления» — сытая спокойная жизнь. Сегодняшнюю эпоху можно охарактеризовать как эпоху торжества ничтожеств.

Произошла массовая и всеобщая уценка принципиальности и отваги, место которых заняли конформизм, приспособленчество и грамотная оценка коммерческих рисков. В этом обществе невыгодно быть принципиальным, это общество живет по другим законам. Можно вспомнить советское время: одни последовательно отстаивали коммунистические идеалы, другие, даже осознавая, что могут серьезно за это поплатиться, продолжали высказывать антикоммунистические взгляды. Сегодня же никто ни за что не готов рисковать. Все продается и покупается: и взгляды, и политики, и партии.

Как отмечал отечественный исследователь А.Г. Здравомыслов, сегодня стремятся

«максимально вытравлять из массового сознания представление о героическом, “идеальном”, возвышающем человека над рутиной повседневностью, тем самым закрепить в человеке обывателя, который заботится только о собственном доме, имуществе, клочке земли, автомобиле, удобствах сервиса и т. д.»[2].

А результатом этого процесса становится то, что когда в 2002–2003 годах в Великобритании были проведены опросы среди школьников старших классов, то выяснилось, что фамилию футболиста Бекхэм большинство пишут правильно, несмотря на трудность ее написания. А одну фамилию большинство пишут с ошибкой. Эта фамилия — Шекспир. И это в Великобритании.

В начале 2007 года Иран захватывает в своих территориальных водах разведывательный катер с британскими моряками и элитными пехотинцами. Всем понятно, что их всех скоро отпустят, Иран не находится в состоянии войны с Великобританией, и лишние осложнения ему не нужны. Конечно, это понимают и сами военные. Но все до единого перед телекамерами признают, что они шпионы, просят прощения у иранского народа и лично президента Ирана, пишут на родину покаянные письма, восхваляют Иран, осуждают политику Великобритании. Через 13 дней их прогнозируемо освобождают.

Приезжая на родину, они отказываются от всех своих прежних заявлений. Особенно умилительно выглядит объяснение причин иранских заявлений одной из военнослужащих — 26-летней Фэй Терни: «Поначалу отказалась, но, вспомнив о том, что у ее дочери 8 мая день рождения, на котором она обещала присутствовать, сломилась и выполнила требуемое»[3]. Что ж, обещание надо выполнять, офицерская честь все-таки.

Если все назвать своими именами, то британские моряки оказались предателями, пусть даже и элитными. Но предательство теперь в моде. На родине они сразу окружаются не всеобщим презрением, а всеобщим почитанием, их сразу стали назвать героями. Такое геройство имеет вполне определенную цену, и военнослужащие начинают бойко торговать своими интервью. Еженедельник Observer сообщает, что моряки и морпехи получат в общей сложности почти 500 тыс. долларов. Полагают, что самый крупный контракт — у той же Терни, которая продала права на свою историю телекомпании ITV и одной из британских газет за 150 тыс. фунтов.

И только бывший высокопоставленный сотрудник министерства иностранных дел Великобритании Крейг Мерей заявил: «Тот факт, что вы, попав в плен, можете заработать деньги, равные жалованью за несколько лет, вместо того чтобы не попадать в плен и делать свою работ, как следует, — это довольно странная система стимулирования»[4].

Газета Sunday Times указывает, что некоторые из освобожденных военнослужащих получат денег больше, чем предусмотрено за ранения в боевых условиях в Ираке и Афганистане. В частности, стандартный тариф за потерю руки — 57 500 фунтов, т. е. человек, потерявший руку, получает в три раза меньше, чем Тернии, только по одному контракту. А еще наверняка будут книги, фильмы…

Предательство всегда очень щедро оплачивалось. Отличие сегодняшнего дня в том, что предательство возводится в ранг героизма. Это общество даже не понимает этого или понимает, что еще хуже.


[1] Bureaucracy. Mises L. Р. 105–106, 108

[2] Проблемы мира и социализма. №11, 1980. С. 79.

[3] Яковина И. 20 тысяч в сутки. 09.04.2007, lenta.ru.

[4] Британцы спорят о деньгах моряков и морпехов. 08.04.2007, BBCRussian.

sunset mankind