Sidebar

Перечисленные качества простого народа открывают широкие перспективы для манипуляции, как заметил Г. Видал,

«американскую политическую элиту с самого начала отличало завидное умение убеждать людей голосовать вопреки их собственным интересам»[1].

С появлением и развитием СМИ, с разработкой методов формирования общественного мнения это делать стало гораздо легче. Люди голосуют не за реального человека, а за его газетно-телевизионный образ. Во время выборов политик часто даже не знает о содержании «своих статей» и элементах «своей биографии», которые за него придумывают имиджмейкеры и другие работники предвыборного штаба. Все предвыборные обещания — лишь игра с электоратом.

В сентябре 2002 года россияне имели редкую возможность прочитать исповедь человека, реально делавшего политику в России, — господина Березовского. Березовский в беседе с главным редактором газеты «Завтра» заявил следующее:

«Вообще, это иллюзия, что народ выбирает. Эта иллюзия особенно сильна в России. Традиционно в России вопрос о власти решается элитой. Точно так же, как в большинстве других стран мира, например в Америке. Когда Америка выбирает такого президента, как Буш, понятно, что это не может быть выбор народа в чистом виде. На самом деле народу этот выбор навязан. Если говорить точно, этот выбор навязывается капиталом»[2].

Демократия вообще подразумевает манипулирование массами по одной простой причине: массы, которые начнут управлять сами собой, способны уничтожить все государство вместе с демократией. Пример: большинство народа любой страны, если не манипулировать его мнением, поддержит лозунг раздела всех богатств государства поровну, а это станет концом и экономики, и страны в целом. Вообще, в любом, даже деградировавшем западном обществе, народ всегда восприимчив к лозунгам ультранационалистов, всегда поддерживает меры по ограничению прав сексуальных меньшинств и больных СПИДом. Но ему не дают сделать данный выбор. Ультранационалисты сидят в тюрьме, преследование сексуальных меньшинств карается по закону. Народу дают право выбора по малозначимым, ничего не определяющим вопросам, да и то только после сильнейшей промывки мозгов, чтобы исключить любую случайность.

Образно говоря, людям предлагают два яблока, красное и зеленое, и говорят: «Выбирай». Происходит бурное обсуждение, затем выбор и, наконец, кульминация — подсчет голосов. А потом начинают говорить о том, что народ отверг груши, бананы и виноград, потому что больше всего любит яблоки. При ограниченном числе возможных ответов итоги выборов известны заранее: как бы там ни было, а все проголосуют за яблоко. Выборы — это фикция, а демократия — политическая демагогия.

В России люди больше всего не любят олигархов и чиновников. Но больше всего голосуют за олигархов и чиновников, обосновывая свою позицию: «Больше не за кого». В действительности, если в выборах принимают участие так любимые в народе учителя, врачи, они всегда проигрывают нелюбимым олигархам и чиновникам. Почему? Потому общественное сознание противоречиво, примитивно и полностью управляемо, а именно олигархи и чиновники обладают более широкими возможностями манипуляции общественным сознанием.

Выборы, референдумы всегда происходят не только в определенных рамках, но и до тех пор, пока не будет получен нужный результат. Например, народ Ирландии летом 2002 года на референдуме высказался против расширения ЕЭС, и каков был результат, расширение ЕЭС признали не нужным? Нет! Такой ответ на референдуме посчитали неверным, и уже осенью того же года провели новый референдум, на котором искомый ответ был получен. Если бы и осенью народ Ирландии ответил «Нет», то референдум провели бы зимой и т. д., пока не был бы получен нужный результат. Аналогично в том же году власти Швейцарии поступили с вопросом о вступлении в ООН. Референдумы проводились до тех пор, пока народ не согласился со вступлением. Референдумы проводятся до тех пор, пока не будет получен нужный результат, народ на Западе это знает и часто голосует за то, что ему предлагают, только для того, чтобы от его оставили в покое.

Но как быть, если времени для проведения множества референдумов нет, а результат народного волеизъявления власть не устраивает? Ответ в русле демократического устройства звучит так: «о результатах «неправильного» референдума надо забыть». Вспомним референдум 1991 года по вопросу сохранения СССР, за сохранение которого высказалось большинство населения страны. Кто-нибудь посчитался с мнением народа, высшим проявлением демократии? Ответ на этот вопрос мы с вами прекрасно знаем.

Если уж говорить о настоящей демократии, то подлинных демократов, тех, кто предлагает самые популярные в народе меры, например ограничение прав больных СПИДом и т. д. сами демократы презрительно называют популистами. Они утверждают, что народ не до всего дозрел, и так далее в том же духе. Позвольте, а кто, собственно, при демократии должен решать, до чего дозрел народ, а до чего — нет? Значит, есть силы, которые решают за народ.

Впрочем, и свободные выборы не спасут на­цию, которая перестала нравиться Демократии. Так, кровавый Савимби всегда был принят в Белом доме как рыцарь борьбы за свободу ангольского народа. Наконец, состоялись выборы и, надо же, Савим­би проиграл. Смирился ли он? Нет, вооруженный Западом, он устроил Анголе кровавую баню. Послали США свои войска, чтобы наказать его и защитить выраженную демокра­тическим путем волю избирателей? Сама идея кажется нелепой. Демократия означает подтвер­ждение гражданами выбора, сделанного где-то в загородных клубах. Насколько проще авторитар­ный режим — он не заставляет человека врать себе самому[3].

Если популист становится слишком известен и его нельзя остановить административными рычагами, с ним происходит несчастный случай. Пример из истории самой демократичной в мире демократии. 1935 год. В США только-только закончилась Великая депрессия, оставив в нищете большинство населения страны, тогда как небольшая часть, несмотря ни на что, баснословно обогатилась. Наступает год президентских выборов, и громадную популярность приобретает кандидат от «третьей силы» Хью Лонг. Его программа проста и заключается в одном тезисе — надо все богатство США разделить в равной степени между всеми, тогда в один миг исчезнет нищета. Рост популярности Лонга оглушителен. Выходец из бедной крестьянской семьи, он становится сначала губернатором штата, затем избирается в Сенат, его популярность стремительно растет, он уже на шаг от президентского кресла. Чем заканчивается эта история, нетрудно догадаться. 8 сентября 1935 года Лонг был убит. Расследование, естественно, ничего не дало.

Аналогичный случай произошел совсем недавно в Нидерландах — за несколько дней до парламентских выборов в мае 2002 года застрелен в упор еще один популист, лидер предвыборной гонки, ультраправый политик, которого многие называли даже фашистом, — П. Фортайн. По данным полиции, убийца был чрезвычайно раздражен призывами Фортайна отменить запрет на выращивание грызунов для получения меха[4]. Интересно, кто-нибудь поверит, что это реальная причина убийства?

Так что правильно было бы говорить не о выборах, а о политманипуляции — это слово очень точно отражает сущность того, что называется «свободными выборами».

Если проследить всю историю развития демократии, то в глаза бросается одна четкая тенденция: чем больше говорят о власти народа, тем больше возрастает степень манипуляции сознанием общества.

Громадное значение в системе манипуляции сознанием народа имеет телевидение. Так, например, 98 % американских семей имеют, по крайней мере, один телевизор. Он включен в среднем по 7 часов в сутки, т. е. телевизор отнимает практически столько же времени, сколько и работа. Это привело к тому, что американцы, ранее посещавшие церковь, общественные собрания и небольшие кафе, ныне большую часть времени проводят у телевизора. К сожалению, статистики привязанности россиян к телевизору нет, но есть статистика количества телевизоров в российских семьях: на 100 семей в России приходится 118 телевизоров и 95 холодильников, т. е. есть семьи, где нет холодильника, но нет ни одной семьи, где нет телевизора[5].

Манипуляция общественным сознанием достигла таких размеров, что с горечью можно говорить не о наивном доверии, а о пограничном психическом состоянии значительного числа населения.

«На Западе в течение нескольких лет шел телесериал “Доктор Маркус Уэлби”. За это время Роберт Янг, актер, сыгравший доктора, получил около двухсот тысяч писем с просьбой дать медицинский совет! Какими же круглыми идиотами надо быть, чтобы актера, напялившего белый халат, принять за компетентного специалиста и заваливать его письмами на медицинскую тему. Воистину, такая аудитория заслуживает крепких эпитетов»[6].

Таким образом, можно сказать, что демократия — это узаконенный вид воровства на доверии.


[1] Кара-Мурза С.Манипуляция сознанием.  М., 2000. С. 36.

[2] С Березовским, в Лондоне... (Беседа А. Проханова с Б. Березовским) // Завтра, № 40(463), 01.10.2002.

[3] Кара-Мурза С.Г. Евроцентризм – эдипов комплекс интеллигенции. – М., 2002. - с. 71.

[4] Парламентские выборы в Голландии состоятся в срок. 08.05.2002, Коммерсантъ.

[5] Годин. Ю. Ф. Россия и Белоруссия на пути к единению. М., 2001. С. 57.

[6] Зыкин Д. Анатомия рекламы. Интернет против телеэкрана. contr-tv.ru.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 46 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Советский период

Тем не менее все, что мы говорили негативного о коммунистической идеологии, часто противоречило коммунистической практике. Несмотря на материализм, многие коммунисты верили в бога, несмотря на интернационализм, многие беззаветно любили свою нацию, и Сталин по окончании Великой Отечественной войны поднимал тост не за эфемерный «советский народ», а именно за русский. Несмотря на тезис об отмирании семьи, советская цивилизация была высоконравственной. А вершиной парадоксального расхождения теории и практики коммунистической идеи явилось то, что в институт, носивший имя еврея Баумана, не принимали евреев.

Но все же постоянно приходится писать слово «несмотря», потому что все хорошее, что у нас имелось, было не благодаря коммунистическим идеям, а им вопреки. И такое положение дел рано или поздно должно было привести к плачевному результату.

О нравственности советского периода стоит сказать особо. Советский период был нравственной вершиной не только за всю историю России, но и за всю историю человечества. Советский период, конечно, был не идеален, идеален только Бог, но стоит признать безо всяких философских заумных фраз: и до Советского Союза было хуже, и после. Нам, советским людям, посчастливилось жить в самую лучшую эпоху в мировой истории, в великой и могучей стране.

««Мы» - это поколение помнящих стыд, честь, совесть. Мы еще помним то время, когда слово «голубой» было прилагательным. Нас учили высшим принципам, пусть через призму советской идеологии, но все равно это были совесть, и честь, и стыд. Нам казалось это таким очевидным, как воздухом дышать. Но сегодня мы осознаем: если так пойдет дальше, вырастет поколение, которое искренне не будет понимать терминов «стыд» или «честь». Понимаете, новое поколение будет не бессовестным, в смысле отрицающим совесть, а не знающим совести. Это пострашнее бессовестных. Когда человек что-то отрицает, всегда есть возможность пересмотреть свой взгляд. Но как пересмотреть взгляд на то, чего не знаешь?»[1].

Недостатков нет только в раю. Существовали недостатки и в Советском Союзе. Но нигде и никогда человечеством не было создано более великой и справедливой социальной системы, чем та, которая была создана нами в нашей советской стране.

Только советский период со всей очевидностью показал, что общество может быть пронизано честностью, солидарностью, непорочностью, где каждый простой человек может достичь вершин власти. И в этом кроется его великая притягательная сила. Именно поэтому так очерняют советский период времени.

«Казнокрады, мошенники, лжецы, клеветники, особенно имеющие дипломы престижных университетов, имеющие свой целью деньги, богатство, власть, всегда стоят у власти или как минимум около нее. При капитализме их господство стало всеобъемлющим и подавляющим. За всю человеческую историю ситуация изменилась только однажды — лишь в бытность СССР “люди денег” перестали считаться лучшими людьми, в них видели только их хищную суть. Молодежь рвалась не в банкиры, не в биржевики, а в космонавты, в ученые, в конструкторы и иные творческие, героические социальные ипостаси»[2].

О КПСС можно сказать много хорошего и плохого. Кто-то скажет, что она подняла страну из пепла после Гражданской войны, кто-то в ответ заметит, что сама же она эту войну и спровоцировала, кто-то вспомнит о привилегиях, в ответ другой — о том, как незначительны они были по сравнению с нынешними. Но в любом вопросе надо находить узловой момент. Так вот, никто и никогда, обладая хотя бы толикой честности, не сможет поставить под сомнение, что именно партии мы обязаны победой в Великой Отечественной войне. Именно партия сплотила страну, именно партия мобилизовала ее экономику в предвоенные годы, организовала функционирование народного хозяйства в годы войны, пропитывала народное сознание героизмом и патриотизмом. Именно коммунисты первыми поднимались в атаку.

Конечно, русские — хорошие воины, но мы умеем воевать только под грамотным руководством, без которого не смогли справиться с японцами, о которых в начале XX века в Европе даже не слышали. Поэтому партии мы обязаны своей независимостью и жизнью. Этого никогда не следует забывать.


[1] Проект Россия. Вторая книга. Выбор пути. М., 2007

[2] Водолеев Г. Люди цивилизации денег. http://ari.ru/publication.

sunset mankind