Sidebar

В достаточно большом обществе возможны четыре типа властной селекции: насилие, родократия, капиталократия, политократия.

Насильственная смена элиты как тип властной селекции хорош для нестабильного общества, поскольку ломает все социальные барьеры, что предоставляет возможность пробиться на верх социальной лестницы наиболее одаренным личностям. Однако смута не всегда способствует развитию общества. Да и вообще, общество не может жить в режиме перманентной революции.

Таким образом, в достаточно большом стабильно развивающемся обществе возможны три типа властной селекции: родократия, капиталократия, политократия.

Родократия. При родократии власть передается по наследству. Вместо понятия «родократия» чаще использует понятие «монархия». Однако монархия есть только одна из форм родократии. Формой родократии, помимо монархии, является аристократия и кланократия.

При аристократии, которая также является наследственной, глава государства выбирается из числа аристократов. Таким образом, власть не передается напрямую по наследству, но в то же время принадлежит представителям родовой знати.

Аристократия существовала в Спарте, в которой государственная власть находилась в руках двух наследственных царей и избиравшихся народным собранием герусии и эфоров. В Риме члены Сената назначались цензором из числа бывших высших должностных лиц и членов знатных фамилий. В Карфагене реальной властью располагали 2 выборных суффета и выборный Совет старейшин. В Новгороде и Пскове городским патрициатом формировался Совет господ.

При кланократия источником власти служит одно – приближенность к властителю. Обычно клан происходит из одной местности данного государства. При сохранении стабильности кланократия является первой ступенью аристократии. Поскольку власть членов клана обладает сомнительной легитимностью: нет знатности происхождения, нет состоянии, по крайне мере на этапе формирования, нет авторитетной политии, карьерой в которой члены клана обязаны своим восхождением к вершинном власти, кланократия ищет источник легитимности во всеобщих выборах. Полностью контролируемое и манипулируемое общественное мнение становится главным источником легитимности. Кланократия устраняет с политической арены всех конкурентов, нередко для этого используются различные подконтрольные народные движения.

Кланократия близка по своей сущности деспотии. Деспотизм следует отличать от тоталитаризма, тирании и авторитаризма, которые часто используют как синонимы. Тем не менее, это разные понятия. Тоталитаризм – это всеобъемлющая власть. Тирания – это насильственная власть. Авторитаризм – власть одного лица. Деспотизм – это власть, сконцентрированная в руках узкого круга лиц. Деспотизм может сочетаться с тоталитаризмом, или тиранией, а может и не сочетаться.

Первый наиболее яркий образец кланократии появился в Древней Греции, в Афинах, сегодня кланократия атрибут власти некоторых Среднеазиатских государств.

В большинстве случаев родократия предполагает наследственную передачу власти, например старшему сыну. Гораздо реже монарх выбирает себе сам преемника, который, может, даже не является родственником. Например, Петр I в 1722 году издал указ о престолонаследии, который, предоставлял царю право избрать наследника.

Таким образом, общее правило родократии таково: верховный правитель сам выбирает себе приемника, который может быть родственником, а может таким и не являться. Данный тип властной селекции может сопровождаться любыми ничего не значащими политическими декорациями, например всеобщими выборами. Естественно, правитель может обозначать своего преемника и в рамках любого типа властной селекции, например, при политократии. Но при политократии поддержка правителя лишь дополняет и усиливает политократию, при родократии единственным источником возможной власти наследника являются симпатии правителя.

Капиталократия – власть людей, обладающих крупным капиталом, деньги путь к власти. В античной философии аналогом понятия «капиталократия» было понятие «олигархия», которым активно пользовались Платон и Аристотель, считавшие его одной из самых худших форм правления. Вариант олигархии – тимократия – у древних авторов обозначение правления, при котором государственная власть находится у привилегированного меньшинства, обладающего высоким имущественным цензом. Можно сказать, тимократия незавуалированная олигархия. Разновидностью капиталократии является тимократия.

Политократия. При политократии люди получают власть благодаря продвижению в каком-либо государственном учреждении. Примером может служить карьера в КПСС, военная карьера римских императоров (милитократия), религиозная карьера в эпоху Средневековья (теократия). Высшую власть при таком типе властной селекции получит тот, кто займет высший пост в соответствующем учреждении, будь то партия или армия. Данные учреждения (партия, орден, армия и т. д.) далее мы будем называть объеденным понятием «полития»[1].

Существуют и экзотические формы властной селекции в основе которых лежит поло-возрастной признак, например, геронтократия (власть старейших свойственна аборигенам Австралии) или матриархат и патриархат. Но в абсолютном большинстве, если мы имеем виду, затерянные в Амазонии племена, то мы увидим, что основными формами властной селекции являются три: родократия, капиталократия, политократия.

У каждой из вышеперечисленных типов властной селекции есть свои плюсы и минусы. Нам нужно остановиться на том, у которой меньше всего минусов и больше всего плюсов.

Поскольку капиталократия неприемлема ввиду того, что ведет общество к деградации, остается два типа властной селекции — родократия и политократия.

Но прежде чем приступить к анализу реально существующих типов властной селекции, мы разберем один миф. Речь идет о демократии.


[1] У Аристотеля, который первый употребил данный термин, он имел другое значение – идеальный общественный строй, лишенный крайностей и недостатков демократии и олигархии.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 32 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Угроза термоядерной войны и терроризм

Угроза термоядерной войны — скорее опасность вчерашнего дня, поскольку сегодня в международных отношениях нет реального и равного противостояния сил. Возможно, США в ближайшей перспективе будут устанавливать демократию в других странах с помощью ядерного оружия. В этом, конечно, нет ничего хорошего, тем не менее проблема термоядерной войны из-за данного обстоятельства не становится глобальной. Ее суть можно выразить известной максимой: «горе побежденным». В контексте сегодняшнего дня вопрос звучит несколько иначе: можно ли доверить оружие массового поражения псевдолюдям? Такая постановка проблемы есть аспект процесса нарастающего духовного вырождения, которому посвящена данная книга.

По поводу терроризма следует сказать следующее. В большинстве случаев терроризм есть оружие манипуляции сознанием общества и используется правительством для достижения определенных целей. Терроризм выгоден правительствам многих стран. Одни с помощью терактов, а точнее — с помощью борьбы с ними, раскручивают себя как кандидата в президенты и побеждают на президентских выборах; другие используют борьбу с терроризмом как предлог для оккупации чужих стран и установления мировой гегемонии; третьи выбивают финансирование на ведение компании и успешно осваивают средства. В общем, если отвлечься от эмоций и внимательно присмотреться, то оказывается, что терроризм выгоден правительствам тех стран, против народа которых осуществляются теракты. Когда ищут преступника, в первую очередь пытаются выяснить, кому выгодно это преступление. По странному стечению обстоятельств, террористы не получают никакой выгоды от своих терактов, в отличие от их противников. Об этом следует задуматься.

Конечно, речь не идет о том, что все террористы находятся на службе у правительств. Это не так. Но правительство ведет очень дозированную борьбу, по сути, определяя интенсивность и направленность деятельности террористов.

Особо остановимся на мифе об «Аль-Каиде». Могучей и зловещей «Аль-Каиды», опутавшей весь мир своими щупальцами, просто не существует — таков вывод создателей документального фильма «Власть кошмаров». Есть лишь разрозненные и слабо связанные между собой кучки фанатиков. Нет у исламистов ни лидера, ни внятной структуры, ни «спящих ячеек», ни структурированной сети, все это чистые фантомы, уверяет автор книги «Аль-Каида» Джейсон Бурк[1].

В западной прессе неоднократно упоминалось о тесных контактах эмиссаров ЦРУ с бен Ладеном, который помогал американцам наладить каналы связи и поставок вооружения афганским «моджахедам». Ходили также слухи о совместных операциях американцев и бен Ладена в сфере нелегальной торговли наркотиками, доходы от которой также шли на финансирования «афганского сопротивления».

Действительно ли ищут бен Ладена, ведь бен Ладен стал хорошим устрашающим символом, манипулируя которым можно создавать нужные настроения в обществе и выбивать у конгресса дополнительные ассигнования на борьбу с терроризмом, «демократизацию» Ирака и Афганистана, а также укрепление внутренней безопасности. Нынешняя Америка без бен Ладена уже и не Америка, как и бен Ладен без Америки уже и не бен Ладен[2]

Мифом о советской военной угрозе Запад дышал, как перечным газом, на протяжении трех десятков лет, но теперь жупел коммунизма исчез, а его место занял не менее будоражащий миф об исламской угрозе. Из разрозненной группы молодых мусульманских экстремистов методом пиаровской возгонки Запад сотворил Суперврага еще похлеще советского медведя в погонах и с гармошкой наперевес.

Штурм афганских пещер Тора-Бора преподносился американскими массмедиа как драматичная атака на мощного законспирированного врага. Однако разрекламированная акция не принесла никаких результатов.

«Все, что они нашли там, — говорит Кертис[3], — это несколько маленьких пещер, либо пустых, либо использовавшихся для хранения боеприпасов. Никакой подземной системы бункеров, никаких секретных туннелей. Несокрушимой крепости не было и в помине».

По мнению участников фильма, лидеры Северного альянса выдавали захваченных ими пленников за бойцов «Аль-Каиды», но никаких доказательств этого представить не могли. Многие считают, что альянс делал это ради денег, получаемых от американцев.

Кертис продолжает методично дезавуировать «миф об исламской угрозе». В его родной Великобритании после 11 сентября в соответствии с законом о терроризме было арестовано 664 подозреваемых. Из них лишь трое осуждены за связи с исламистами, причем никто не уличен в терроризме, речь шла о сборе средств или хранении экстремистской литературы. А большинство осужденных по этой статье — члены «своих» британских подрывных организаций типа Ирландской республиканской армии (ИРА).

 «В эпоху, когда большинство великих идей потеряли свою привлекательность и убедительность, — резюмирует Кертис, — именно страх перед лицом фантомного врага является, пожалуй, единственным инструментом, с помощью которого политики могут удерживать власть».


[1] Здесь и далее в этом пункте использованы материалы: Сулькин О. Бой с тенью. // Итоги, № 24, 2005.

[2]  Панин М. Возлюби врага своего, особенно если раньше он был другом. 22.08.2005, ИА  Инфорос.

[3] Автор и продюсер фильма «Власть кошмаров» британец Адам Кертис.

sunset mankind