Sidebar

Неужели придется распрощаться с капиталистической экономикой? Самой эффективной экономикой всех времен и народов? А действительно ли капиталистическая экономика так эффективна?

«Надо брать пример с Запада. Капиталистическая экономика — самая эффективная». Так безапелляционно заявляли российские реформаторы 90-х. Теперь подобное мнение все большим количеством экспертов признается как ошибочное.

Оценивая благосостояние Запада, необходимо помнить приводимые уже нами слова Леви-Стросса: «Запад создал себя из материала колоний». В этой фразе заключен ответ на многие вопросы.

Мы не будем останавливаться на экономическом анализе капиталистической системы, т. к. это не входит в задачи данного труда. Эту важную тему мы специально разберем в следующей книге.

Почему же сегодня все больше людей отказывается признать капиталистическую экономику самой эффективной? Дело здесь не в хитросплетениях теории, все гораздо проще. Социалистический Китай постоянно и уверено показывает высочайшие темпы экономического роста, которые значительно выше аналогичных показателей развитых капиталистических держав. Да и не только Китай.

Вот некоторые показатели экономического роста за 2005 год: Китай — 8,5 %, Вьетнам — 8,4 %, Куба — 11,8 %. Для сравнения показатели экономического роста других держав: США — 3,5 %, Евросоюз — 1,7 %, Япония — 1,5 %. Средний показатель по миру — 3,2 %.

Рыночные преобразования не решили социальных проблем Латинской Америки; итоги реформ в России все чаще объявляются провальными; бывший главный экономист ВБ Джозеф Стиглиц объявил, что именно политикой «вашингтонского консенсуса» был порожден и азиатский финансовый кризис. И как результат, в глобальной экономической мысли произошла смена интеллектуальной моды: место рыночных реформ скоро займет госрегулирование, «вашингтонский консенсус» сменится «пекинским»[1]. «Рыночные реформы, проводившиеся в большинстве развивающихся стран начиная с 1980-х годов, не оправдали ожидания», — говорится в ежегодном докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Идеология этих реформ ограничивала «спектр инструментов стимулирования роста, доступных правительствам развивающихся стран»; последним предлагают брать пример с Китая и Вьетнама.

И еще. Капитализм – столбовая дорога движения человечества, все остальное утопии. Этот тезис неверен. Капитализм – одна из самых известных  утопий. Утопия, потому что в чистом виде его воплотить в жизнь так нигде и не удалось, что признается и западными экономистами.

Чисто капиталистическое общество, которое основывалось бы только на частной собственности, максимизации дохода и рыночно-ценовой координации, до сих пор, насколько нам известно из истории, еще нигде не осуществилось. Капитализм как модель общества обладает утопическими, контрфактическими чертами, он сам — социальная утопия. Его утопический характер обна­руживается всякий раз, когда его сторонники пытаются отвести возражения противников с помощью ссылки на несовершенство, т. е. ссылки на то, что он еще никогда не осуществлялся в чи­стом виде, а его недостатки объясняются влиянием экзогенных, внешних по отношению к модели факторов. С этической точки зрения такой способ рассуждения оправдать нельзя. ' Социаль­ная теория должна найти путь к реальности, учитывая в своих построениях историческое место и исторические условия своего существования. Теория, представляющая собой прекрасную мо­дель, которая, однако, из-за экзогенных воздействий или нереа­лизуемых предпосылок никак не может воплотиться в действи­тельность, это плохая утопия[2].

* * *

Реформировав экономику таким образом, что она лишится контроля над обществом, включая и политику, жизнь пред нами поставит новый вопрос: каким образом в новых условиях будет формироваться политическая элита и кто вообще будет управлять обществом? Все, что мы писали ранее, было связано с экономикой и ее ролью в вырождении современного общества. Мы совсем не говорили непосредственно о политике, о том, какие возможны способы управления обществом, рекрутации политической элиты и о некоторых других важных вещах. Анализу этих проблем будет посвящена следующая глава.


[1] Пекинский консенсус. 01.09.2006, Коммерсантъ.

[2] Козловски П. Этика капитализма. – М., 1996. - с. 62.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 44 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Выводы I Части

Золото — металл, легко вступающий в соединение с людьми,

приводя к их окислению и разложению.

Неизвестный автор

В первой части мы обращали внимание читателя на явления обыденной жизни, которые, в общем-то, очевидны, но часто из-за повседневной суеты не становятся предметом раздумий.

Вряд ли кто станет спорить с тем, что с каждым годом усиливается материализация всех сторон бытия общества, а фраза «деньги решают все» находит все больше подтверждений. Очевидно также, что гедонизм является идеологией общества потребления.

Вряд ли кто станет спорить с тем, что эгоизм как принцип жизненной ориентации разделяется все большим количеством людей. Да и вообще эгоизм как качество личности теряет негативный оттенок: открываются всевозможные клубы, фирмы, журналы, которые именуются следующим образом: «Эгоистка», «Эгоист» «Мир эгоиста», на книжных прилавках лежат всевозможные пособия для начинающих и «продвинутых» эгоистов. Представить такое раньше было невозможно.

Вряд ли кто станет спорить с тем, что массовая культура примитивизирует духовный мир людей. Но именно эта культура является доминирующей в обществе, собственно, поэтому она и носит наименование массовой.

Вряд ли кто станет спорить с тем, что порок и ненормальность разрастаются подобно раковой опухоли, поражая все и вся. Нет ни одного порока, который сегодня всячески не прославляется: алчность, лицемерие, блуд, чревоугодие… Даже трудно сказать, какой порок сегодня осуждается, воистину перевернутый мир царства порока. В духовном смысле — это мир победы абсолютного зла.

Все это очевидно, однако нередко приходится сталкиваться со следующей позицией: «Да, я со всем согласен, все это отвратительно, но все равно все не так плохо». Мы сталкиваемся с некоей противоречивой раздвоенностью суждений. Если согласен, то почему не все так плохо? Если считаешь, что не все так плохо, то почему согласен, что все отвратительно? В подобной позиции для психолога нет ничего ни удивительного, ни нового. У человека включается механизм психологической защиты. Он не хочет верить в плохое, это очень трудно переживать. Наиболее ярким примером такой позиции может служить представление о мире одного племени, затерянного в Амазонии. Пытаясь оградить себя от влияния цивилизации, представители этого племени все встречающиеся им атрибуты цивилизации именуют одним словом «ничто». Самолет — «ничто», моторная лодка — «ничто».

Хрестоматийной аналогией в животном мире служит поведение страуса, который вместо того, чтобы спасаться от опасности, прячет голову в песок. Не видишь опасности — значит, ее нет.

Но такая страусиная позиция еще никого не спасала. Конечно, не видя опасности, жить легко, но не долго. Поэтому наш подход к оценке явлений действительности не должен быть аналогичен позиции амазонского племени или позиции страуса. Мы должны понять, что происходит, и главное, каковы причины того, что происходит, и тогда мы сможем понять, что нам делать.

sunset mankind