Sidebar

Неконтролируемое развитие науки и техники — новое кризисное явление, которое пока находится в зачаточном состоянии, но в будущем способно стать угрозой всему живому на Земле. До недавних пор наука обслуживала потребности общества, но теперь она все больше развивается по собственным законам,

«мы уже не являемся повелителями всего происходящего. Мир техники втягивает нас в свой собственный ритм, который не совпадает с природным ритмом, а просто гонит нас сквозь жизнь»[1].

Круг проблем, создаваемых наукой, достаточно широк: клонирование, генетически модифицировнные продукты, неконтролированное развитие робототехники и мн. др.

Однако проблемы, детерминированные автономностью науки, с трудом можно назвать самостоятельными. Их источником, так или иначе, является капитализм, при котором все, в том числе и наука, ориентировано на увлечение прибыли. Наука подчинена экономике, а не обществу.

«Капиталократия стремится подчинить себе всю науку, сделать из нее инструмент своей власти. Но если в области естественных и технических наук, в области математики она не вторгается во внутренние механизмы ее функционирования, а лишь использует ее результаты для извлечения все большей прибыли и создания механизмов насилия, механизмов власти, то в области обществоведения и человековедения капиталократия подчиняет себе содержание науки, заставляя ее “работать” на свою идеологию — обоснование вечности рыночно-капиталистической организации хозяйства и установление господства капиталократии на вечные времена над всем человечеством»[2].

Символично то, что автор статьи, а затем и книги «Конец истории»[3] Ф. Фукуяма, в которой американский философ рассуждает на тему конца истории ввиду окончательной общечеловеческой победы либерализма и капитализма, совсем недавно публикует новую книгу «Наше постчеловеческое будущее. Последствия биотехнологической революции», в которой оптимистический вывод о всеобщей победе либерализма сменяется пессимистическим прогнозом конца человека.

Именно стремление к прибыли порождает проблемы, связанные с автономностью науки. Клонирование обещает огромный доход, а что будет с «венцом творения», естественно, в расчет не принимается. Трансгены уже сейчас приносят громадные прибыли и поэтому победоносно шествуют по планете. И пока трансгены будут приносить прибыль, разговоры об их вреде останутся разговорами, а их количество будет только увеличиваться. Несмотря на то что в мире сопротивление против ГМО растет, посевные площади под трансгены расширяются. В 1966 году во всем мире было засеяно 1,7 миллиона гектаров, в 2002 году — уже 58,7 миллиона гектаров. Так, в 2002 году в США трансгены были посеяны на 30 миллионах гектаров и доход с урожая превысил 20 миллиардов долларов.

Очень верно о данных проблемах и их источниках говорится в заявлении Московской Патриархии:

«Глобальный кризис, охвативший мир, в значительной мере вызван игнорированием этических критериев при принятии решений о направлениях научных исследований и путях использования их достижений. Восстановление согласия между духовно-нравственной жизнью человека и его научно-технической деятельностью сегодня не просто желательно, но и во многом предопределяет возможность дальнейшего существования человеческой цивилизации. Сегодня возможность сохранения человеческой цивилизации зависит от того, каким ценностям будет отдано предпочтение»[4].

В обществе, живущем по принципу: «если у вас есть проблемы, которые нельзя решить с помощью денег, то у вас нет проблем», всегда возникают причудливые решения существующих или потенциальных проблем. Если производство роботов обещает принести громадную прибыль, то как можно отказаться от нового сегмента рынка? Разговоры «за жизнь» в прямом и переносном смысле здесь бессмысленны, даже когда имеется понимание того, чем может закончиться неконтролированное развитие робототехники и искусственного интеллекта.

Знаменитый математик и физик С. Хокинг предупреждает: «Опасность реальна. Она состоит в том, что этот разум (компьютер) разовьется и подчинит себе весь мир». Какое же решение предлагает Хокинг? Он считает, что человечеству следует вести активные разработки в области генетических модификаций, что позволит нам с нашей мозговой деятельностью всегда опережать по производительности обработки данных искусственный разум. Хокинг указывает, что «правильно нацеленная манипуляция» с генами человека «повысит сложность... (человеческой) ДНК, таким образом усовершенствовав и самих людей». Он признает, что это будет долгий и трудный путь, но при этом добавляет: «Мы должны следовать этим путем, если хотим добиться положения, при котором биологические системы будут выше электронных»[5].

Получается, мы должны из себя сделать более производительных роботов-киборгов, чем электронные роботы, которых мы создаем сами. Перед нами образец маразма при решении проблем в рамках цивилизации денег. Конечно, при таким решении все будут довольны: корпорации, производящие роботов, будут получать свои барыши, корпорации, которые будут генетически модифицировать человека тоже в накладе не останутся. Об одном забыли. О человеке.

* * *

Нельзя обойти стороной вопрос и о субъективных явлениях, которые играют немалую роль в обесчеловечивании. В частности, рост ненормальности имеет в большей степени именно субъективные причины.


[1] Шуберт В. Европа и душа Востока.  М., 2000. С. 52.

[2]Субетто А.И. Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива.СПб., 2004. С. 67.

[3] Традиционно книгу, которая принесла Фукуяме мировую славу, именуют как «Конец истории». Это не совсем верно, ведь полное название книги звучит иначе. Увидев полное название, мы поймем, почему конец названия обычно опускают. Полное название книги – «Конец истории и последний человек» («The End of History and the Last Man»).

[4] 20 октября 1999 года.

[5] Адамчик  М. В. 50 версий гибели человечества: 50 фактов, способных изменить наш мир. Мн., 2006. С. 140.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Как марксизм погубил социализм

Как соотносятся коммунистическая и социалистическая теории? Социализм и коммунизм —  разные учения, и во многом прямо противоположные друг другу. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т. е. мечтатели, прожектеры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами. Ведь либералы не называют предтечей либеральной концепции утопистами. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леру весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, создателем так называемого утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Что объединяет учение всех этих мыслителей? Во-первых, отрицание частной собственности[1], во-вторых, признание важнейшей роли государства в новом обществе, в-третьих, одно из основных преимуществ социализма заключается в его морально-нравственной высоте.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т. е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор канонизирован католической церковью. Будучи католиком и, соответственно, сторонником верховной власти папы, Мор отказался дать присягу королю как «верховному главе» английской церкви, после чего был казнен. В 1886 году он был причислен католической церковью к лику блаженных, в 1935 году канонизирован.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма, во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли если уж не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенном эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. В конечном счете в СССР марксистская теория погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что летали в облаках марксистских абстракций.


[1] Сен-Симон допускал наличие частной собственности, но старался свести ее негативное влияние к минимуму.

sunset mankind