Sidebar

Если в мозге не сеют злаков, он производит сорняки.

Дж. Гербе

Любым обществом управляет господствующий класс. Когда на политическом небосклоне появляется выдающаяся личность, она сразу же окружает себя выдающимися соратниками. Даже Христос нуждался в апостолах. Каждая историческая эпоха выдвигает ту элиту, которая ей необходима: так, во время войны требуются полководцы, а в государстве, стремящемся к покорению новых стран, требуются выдающиеся путешественники и первооткрыватели. Мы уже говорили о функциях господствующего класса, основными из которых являются:

  • тактическое управление;
  • стратегическое планирование;
  • формирование духовной сферы общества.

Мы также выяснили ранее, что господствующий класс может быть представлен элитой и псевдоэлитой, основное различие между которыми заключается в следующем: псевдоэлита управляет обществом, исходя из собственных интересов, а элита — исходя из интересов общества. Можно сказать, что псевдоэлита живет по принципу «общество для меня», а элита — по принципу «я для общества».

Поставим вопрос следующим образом: господствующий класс капиталистического общества представлен элитой или псевдоэлитой? Но сначала коснемся некоторых характеристик обывателя.

Если смотреть правде в глаза, стоит признать, что, во-первых, интересы абсолютного большинства народа материальны — это сердцевина его жизненных целей и мотиваций; во-вторых, миропонимание большинства крайне ограниченно и примитивно; в-третьих, в основе поведения лежит эгоизм. Идеолог и основатель жёетой прессы У. Херст в руководстве для своих репортеров писал: «Читатель интересуется прежде всего событиями, которые содержат элементы его собственной примитивной природы. Таковыми являются: самосохранение, любовь, секс и тщеславие». Поэтому немалая доля вины за материализацию и примитивизацию сегодняшнего общества, а также большая роль в росте эгоизма лежит на простом обывателе.

Но ведь эти качества всегда были присущи обывателю, а духовной деградации не было. Почему? Потому что существовала элита, и ее задачей было поддержание соответствующего морального климата. Элита создавала в обществе такую атмосферу, что худшие качества природы человека не вырывались наружу.

Сегодняшний господствующий класс всячески раздувает все низменные инстинкты и страсти. В природе большинства людей есть отрицательные качества — это неоспоримо, но это не обязательно означает болезнь общества. В организме любого человека есть болезнетворные микробы, но это не означает, что их носитель болен. Функция иммунитета — не допустить развития болезни. Соответственно, функция элиты — не допустить развития болезни общества. Человек, лишенный иммунитета, очень быстро умирает — в этом, собственно, и состоит механизм действия синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИДа). Нетрудно предположить, что будет с обществом, лишенным элиты. Элита — это иммунитет общества, поэтому обесчеловечивание по праву можно назвать социальным СПИДом.

Трагедия нашего общества в большей степени даже не в том, что элита плохая, а в том, что господствующей элиты просто нет. Мы живем в обществе, лишенном иммунитета.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Развитие мифа всех времен и народов

Мы не будем подробно разбирать историю античности и историю Средних веков на предмет властной селекции. Гораздо интереснее разобрать другой период истории, ставший питательной средой для расцвета древнегреческого мифа о демократии в ее современной западной трактовке.

Начиная с XVI века в Европе происходят буржуазные революции, которые венчает Великая французская революция со своим известным лозунгом «Свобода, Равенство, Братство». Принято считать, что именно благодаря этим революциям зародились такие институты, как всеобщие выборы, права человека, демократия. В действительности начиная с этой исторической эпохи стал расцветать большой лицемерный миф о демократии, состоящий из нескольких маленьких мифов.

Ответить на вопрос о том, какой тип властной селекции зародился тогда в Европе, помогает анализ движущих сил тех революций: движущей силой, гегемоном вышеупомянутых революций была буржуазия, поэтому, собственно, революции и называются «буржуазными».

Упрощенно говоря, буржуазия отодвинула дворян и церковь от власти и взяла эту власть себе. Ни о какой власти народа речи не шло. Дворянство и церковь конфликтовали с буржуазией. Последняя победила. На смену родократии и политократии пришла капиталократия. В те времена не было пиара, все было проще и прозрачнее, поэтому победители очень точно определили, у кого должна быть власть: кто обладает  капиталом, у того должна быть и власть.

После буржуазной революции, произошедшей в Англии в 1640 году, был установлен имущественный ценз для тех, кто имел право пользоваться плодами так называемой демократии. Активным избирательным правом могли пользоваться только очень богатые, всего — 0,04 % взрослого населения страны. Абсолютно такая же ситуация возникла и после других буржуазных революций. Было бы странно, если бы было иначе. Зачем буржуазии завоевывать власть, чтобы отдавать ее другим?

Во Франции в 1791 году во время Великой французской революции только 16 % взрослого населения были вправе участвовать в выборах. После принятия Конституции 1791 года имущественный ценз был увеличен, а доля имевших право на участие в выборах снизилась до 8 %. Такое «широкое» участие в выборах не устраивало власть имущих, и в 1817 году имущественный ценз был установлен в размере 300 франков прямого налога. Лишь 88–110 тыс. человек из 25-милионной Франции уплачивало такой налог, т. е. всего 0,3 % взрослого населения страны. Для получения же права быть избранным депутатом необходимо было уплачивать налог свыше 1 тыс. франков и достигнуть 40-летнего возраста. Таких лиц тогда насчитывалось всего 15 тыс., т. е. 0,06 %[1]. Таким образом, Свободой и Равенством пользовались менее 1 % населения — это было Братство капитала.

Поэтому неслучайно один из самых ярких критиков марксизма и апологет либерализма К. Поппер признавал:

«…Исторический опыт Маркса оказал влияние не только на его общее видение отношений между экономической и политической системами, но и на некоторые его другие взгляды, в частности на либерализм и демократию, которые для него были только прикрытием диктатуры буржуазии. Эти Марксовы взгляды представляли собой интерпретацию социальной ситуации того времени, которая казалась вполне верной, поскольку беспременно подтверждалась печальным опытом. Дело в том, что Маркс жил, особенно в свои молодые годы, в период наиболее бесстыдной и жестокой эксплуатации. И эту бесстыдную эксплуатацию цинично защищали лицемерные апологеты, апеллировавшие к принципу человеческой свободы, к праву человека определять свою собственную судьбу и свободно заключать любой договор, который он сочтет благоприятным для своих интересов»[2].

Впоследствии, укрепляя свою власть, буржуазия постепенно отменяла имущественный ценз и, лишь окончательно окрепнув, научившись манипулировать народными массами, буржуазия отменила имущественный ценз полностью. Красивые лозунги о равенстве, свободе, власти народа как раньше, так и сейчас служит лишь ширмой, прикрывающей власть буржуазии.


[1] Грачев М. Н., Мадатов А. С. Демократия: методология исследования, анализ перспектив. М., 2004.

[2] Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 тт. Т. 2. М., 1992. С. 142.

sunset mankind