Sidebar

А каковы качества тех, кто находился у руля политической власти? О дворянах и монархах говорить не стоит, так как никакой реальной власти у них сегодня нет.

Остатки реальной власти остались у политиков, избираемых на выборах: президентов, губернаторов, мэров, глав администраций. Прежде всего отметим, что вся политическая элита — временная: президенты, губернаторы, мэры получают власть на четыре, максимум на восемь лет. Зато существуют целые банковские династии: Морганы, Ротшильды, Дюпоны и др. Их власть непоколебима десятилетиями или даже столетиями, они зарабатывают деньги, зная, что передадут их своим детям и внукам. И это естественно.

Представим, что бизнесменам навязаны условия, аналогичные тем, в которых находятся политические деятели: через четыре года, максимум восемь лет, необходимо оставить пост. Что они будут делать? Полностью посвящать себя делу? Очевидно, нет, прежде всего они будут думать о том, как получить максимальную личную выгоду и подготовить тепленькое местечко после ухода. Если их не ценят на работе и через четыре года выгонят, то почему они должны ценить работу? Аналогично мыслят и все политики. Вообще, идея о том, что человек может быть у власти не более 8 лет, абсурдна, никто же не говорит, что на любой должности можно работать только 4, максимум 8 лет! Такие ограничения порождают у политиков психологию временщика, у них нет чувства хозяина.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 17 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Патриотизм по-американски

Отдельно остановимся на вопросе так называемого американского патриотизма. Существует легенда о том, что американцы — большущие патриоты. К сожалению, ее повторяют и некоторые отечественные горе-патриоты, ставя американцев нам в пример: мол, простые люди в США по праздникам вывешивают на своем доме национальный флаг.

На самом деле американцы — патриоты денег. Как говорят в Америке «Дело Америки — делать деньги» [1]. Если бы американцам в другом государстве платили больше, они все как один стали бы его «патриотами», подобно своим предкам, которые покинули собственные страны и перебрались в США в поисках богатой жизни. Когда же выясняется, что патриотизм — это не только походы за зарплатой в банк, что он требует определенных жертв, то большая любовь к Америке улетучивается как дым. Американцы — мастера воевать в фильмах и там, где не стреляют (например, в Югославии), «геройски» сбрасывая авиабомбы с большой высоты. Но во время настоящей войны, как во Вьетнаме, они сражаются за свои интересы крайне трусливо[2]. Общественное мнение сразу же требует прекратить бойню, те, кто возвращаются из горячей точки, становятся посмешищами и изгоями[3], а американский флаг рвут, топчут и жгут на демонстрациях. Потом, когда жизнь возвращается в колею «банк – зарплата – бар», все опять становятся преданными родине. Вот такой «патриотизм».

В 1997 году американский журнал Parents провел опрос 7700 родителей из США и Канады о жизненных ценностях американской семьи. В самом низу иерархии ценностей американской семьи стоит патриотизм, уступая последнее место пониманию произведений литературы и искусства.

Американцев ни собственная страна, ни власть в ней не интересуют. Важно, чтобы им не мешали делать деньги. Когда в 2000 году неопределенность с именем будущего президента затянулась всего на несколько недель, то, по данным опросов, большинству населения США стало совершенно все равно, кто станет президентом — Гор или Буш, лишь бы все побыстрее закончилось, потому что упали цены на бирже. Вот такая политическая сознательность. Так что американцам все равно, в какой стране они будут жить, с каким президентом. Главное — личное материальное благосостояние.


[1] Американская пословица.

[2] Вьетнамские летчики прекрасно знали: достаточно сбить одного из американской эскадрильи, как все соединение улетает восвояси, независимо от реального соотношения сил. Они долго не могли понять причину таких «маневров», но, как выяснилось, все очень просто: если в эскадрилье сбит хотя бы один самолет, все оставшиеся летчики получают похоронные. Таким образом, во время боя все американцы ждали, пока собьют один из их самолетов, а затем сразу же улетали за своими деньгами.

[3] Стоит отметить, что именно в этом суть вьетнамского синдрома: люди, которые воевали, не только не окружены в США почетом, но, наоборот, подвергаются презрению. У нас же не было ни афганского синдрома, ни чеченского – именно потому, что в России  уважают людей, вернувшихся с любой войны.

sunset mankind