Sidebar

Средние века — эра господства христианства. Нравственность христианства стала образцом нравственности всего общества. Церковная часть элиты общества старалась соответствовать идеалу святости, а идеалом считалась жизнь Христа, которому, в силу своих возможностей, пытались подражать церковные иерархии.

Светская часть элиты имела свой моральный кодекс — кодекс рыцарской чести. К числу главных добродетелей рыцаря относились, опять же, верность христианству, верность своему государю, верность данным обетам, защита слабых и униженных, готовность прийти на помощь сотоварищам, служение прекрасной даме, забота о рыцарской чести. Оскорбленный рыцарь, дабы честь его не была запятнана, обязан был смыть оскорбление кровью обидчика.

Был также составлен список основных грехов. В христианском мире общепринятым стал перечень семи грехов в формулировке Григория I Великого[1]:

  • гордыня;
  • сладострастие;
  • алчность;
  • гнев;
  • зависть;
  • чревоугодие;
  • лень.

Обратим внимание на то, что данные грехи не просто грехи, а смертные грехи. Смертные грехи – особо опасные грехи, которые, в случае нераскаянности, могут привести к вечной гибели. Теперь эти грехи являются наименованиями сортов мороженого.


[1] Григорий I Великий (540–604) – отец церкви. С 590 года – Папа Римский. Распространил христианство в Британии.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 30 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Без иллюзий

Рынок — это место, нарочно назначенное,

чтобы обманывать и обкрадывать друг друга.

Анахарсис

Поскольку основной вирус, разлагающий общество, — это капитализм, то, естественно, мы начнем с рассмотрения изменений в области экономики, а затем перейдем к политике, хотя при реформировании, конечно, надо поступать наоборот.

Перед любым серьезным действием возникает вопрос: можно ли обойтись «малой кровью»? Нельзя ли капитализм реформировать, где-то что-то подправить и тому подобное? Ответим: это невозможно, потому что реформировать надо основную цель капитализма — стремление к наивысшей прибыли, и никакие законы о невмешательстве бизнес-структур в политику не отберут у них контроля над политической жизнью. Так, по законодательству, на предвыборную кампанию нельзя использовать денег больше, чем есть в предвыборном фонде, т. е. нельзя затратить больше некоего лимита. Но найдется ли психически здоровый человек, который верит, что деньги на предвыборную кампанию идут из предвыборного фонда, а денежный лимит никто не превышает? То же самое будет с любым законом, ограничивающим капитализм: принять его можно, да толку не будет. Это все равно что принять закон, по которому люди должны перестать дышать. Как человек не может обходиться без воздуха, так капитализм не способен функционировать по иным принципам.

Часто приходится слышать: «Вот вчера встречался с французскими парламентариями, говорили на тему духовного вырождения цивилизации, так они все понимают». Да, очень много людей все понимает, но человечеству от этого не легче. И на войне все понимают, что убивать другого человека плохо, но продолжают убивать, — таковы законы военного времени: если не ты, то тебя.

Капитализм функционирует по присущим ему закономерностям, и «все, к чему прикасается капитализм, он дегуманизирует и превращает в способ извлечения максимальной выгоды»[1], поэтому ничто не зависит от понимания или непонимания. Надо «прекращать» капитализм. Только тогда можно изменить существующее положение дел, так же как только остановив войну, можно положить конец убийству людей. Никаким пониманием отсрочить гибель невозможно.

В большинстве не существующих ныне цивилизаций появлялись пророки, которые предсказывали страшную судьбу своих народов. Находились и люди, которые понимали, что их цивилизация катится в бездну. Но они ничего не делали или делали недостаточно и канули в Лету вместе со своими народами. Само по себе понимание никого нигде не спасало. Спасти могут только решительные действия. Какими они должны быть — об этом данная часть книги.


[1]Вальверде К.  Философская антропология.  М., 2000. С. 341.

sunset mankind