Sidebar

Второе качество капиталистической элиты — эгоизм. В свое время альтруизм был доминантой поведения элиты. Даже преследуя эгоистические корыстные цели, человек стеснялся признаться в этом и утверждал, что действует в интересах общества.

Теперь же эгоизм не скрывается и не камуфлируется, более того, это качество всячески воспевается. Возникают концепции, утверждающие, что, если каждый станет как можно больше стремиться к личной выгоде, от этого выиграет все общество. Все будут совершенно счастливы: человек, делающий добро себе, делает добро всем.

В таком случае стоит отменить уголовное преследование грабителей, мародеров, да и вообще всех преступников — ведь они тоже стремятся к наибольшей личной выгоде, а значит, обществу от этого только лучше. Но нам ближе пример из нашей недавней истории. В конце 1980-х годов появился тезис «Сильные республики — сильный центр» (чем сильнее будут республики, тем сильнее будет союзное государство — СССР), аналог концепции о личной выгоде, ведущей напрямик к выгоде общей. Чем все это кончилось для СССР, мы прекрасно знаем.

Типичной подобной дилеммой является ситуация, известная как дилемма заключенных (prisoner's dilemma). Результат соци­ального взаимодействия, возникающий в социальной коопера­ции тогда, когда все или некоторые предвидят общее благо, выгоднее для всех, чем тот случай, когда каждый действую­щий индивид следует своему узкому интересу, представляющемуся ему вначале его собственным интересом. Дилемма заключенных иллюстрируется следующей историей. О двух заключенных, представших перед судом, известно, что они со­вместно совершили тяжкое преступление. Однако у суда нет достаточных доказательств для их осуждения на основе этого преступления, но есть лишь улики в отношении другого, ме­нее тяжкого преступления. Судья спрашивает того и другого подсудимого по отдельности, признают ли они себя виновными. Если оба признаются, они будут наказаны за совершение бо­лее тяжкого преступления, но получат меньший срок, например 10 лет тюрьмы. Если никто из них не признается, они будут наказаны лишь за меньшее преступление и получат по два года тюрьмы. Если же признается один, то он, как главный свиде­тель, освобождается от наказания, а другой получает полный срок в 20 лет[1].

В ходе многочисленных исследований было установлено, что поставленный перед выбором, каждый из них эгоистично рассудит, что для него лучше будет признаться, ведь другой наверняка признается, чтобы освободиться ответственности.

И в результате оба отпра­вляются в тюрьму на 10 лет, хотя могли бы отделаться двумя го­дами, если бы оба отказались признаться.


[1] Козловски П. Этика капитализма. – М., 1996. - с. 121-122


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Причины догматизма

Почему же коммунистическая идея столь догматична? Дело не в личности Маркса, Ленина или Сталина. Дело вообще не в личностях. Сама по себе коммунистическая идея, т. е. ее цель и идеал —коммунизм, не может быть ни понята, ни развита. Как можно построить общество, главный принцип которого: от каждого по способностям — каждому по потребностям? Известно, что удовлетворение одних потребностей рождает другие. Общество, в котором могут быть удовлетворены все потребности, не может существовать в принципе.

Не каждый добровольно будет трудиться, используя все свои способности, т. е. работать «на полную катушку». Здесь можно вспомнить слова Г. Форда: «Только две вещи заставляют людей работать — заработная плата и страх ее потерять». Может быть, Форд в некоторой степени преувеличивал, но, несомненно, большинство людей никогда не будет добровольно работать, используя весь свой потенциал. Поэтому, основной принцип коммунизма в высшей степени утопичен. Общество, в котором все будут получать по своим потребностям, построить невозможно, точно так же как и общество, где все будут работать, используя все свои способности.

Как могут отмереть деньги, государство, семья? Во все это поверить нельзя. И никто не верил. Люди шли в партию, т. к. она олицетворяла чистый, светлый идеал справедливости. Очень показательна в этом отношении сцена из фильма «Чапаев»: главный герой даже не знает, в каком «Интернационале» состоит Ленин. Когда же начал действовать принцип партийного отбора, при котором знание коммунистического идеала стало обязательным, мы получили коммунистов вроде Горбачева и Ельцина.

Таким образом, коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Объективности ради стоит отметить, что время, когда творил Маркс, радикально отличалось от сегодняшнего дня. Если холодно проанализировать сентенции современников Маркса, то вряд ли они окажутся менее утопичными. Многое нам, детям сугубо рационалистической эпохи, трудно понять.

В конце концов, существуют люди, которые добровольно ограничивают свои потребности, и им ничего более не нужно. А сколько людей самозабвенно трудятся, используя все свои способности? Но таких людей меньшинство — так было, есть и будет. Вот что недооценивали марксисты, а попытки коммунистов выковать нового человека, лишенного недостатков, не увенчались успехом.

sunset mankind