Sidebar

Вспомним обыкновенный рынок и любого коммерсанта на этом рынке. Он стремится обсчитать, обвесить, всучить залежалый товар, разрекламировать то, что никто не покупает, обмануть вас в вопросе о стране-производителе, о составе ткани и т. д. Помимо этого, он стремится не допустить на рынок чужих торговцев, дать взятку контролеру весов, ветеринару и т. д. Открываем книгу Аристотеля «Афинская полития», минуло более двух тысяч лет, а ничего не изменилось. Аристотель пишет, что необходимо избрать рыночных надзирателей, на которых будет возложена обязанность «наблюдать за всеми товарами, чтобы их продавали без примеси и без подделки»[1].

Рынок — это модель капиталистической экономики, собственно, она и носит название «рыночной». Рынок является уменьшенной копией любого бизнеса: обман покупателя, «кидалово» партнеров, взятки чиновникам — обязательные атрибуты коммерческой деятельности. «Бизнесмен — обыкновенный лавочник, только во много раз увеличенный»[2].

Чем больше бизнес, тем выше покровители. Если торговец с рынка платит патрульному, то крупный бизнесмен — высокопоставленному чиновнику. Торговец говорит, что его товар лучший на рынке, вам одному, крупный бизнес то же самое внушает с помощью рекламы миллионам. Причем крупный обман всегда изощреннее. Привлекаются известные актеры, спортсмены, которые убеждают вас, что пользуются только этой зубной пастой, только этим кремом, только этими специями. В общем-то, все понимают, что это обман, но по-другому нельзя, точнее, можно, но не долго: до тех пор, пока тебя не обойдет пронырливый конкурент.

Далее мы разберем вопрос об историческом кумире капиталистической эпохи. Как мы увидим, качества капиталистического кумира, мягко говоря, не совсем идеальны, но это не значит, что абсолютно все представители бизнес-элиты — кладезь отрицательных качеств. Нет, может быть, даже наоборот, представители бизнес-элиты — отличные люди, но среда, в которой они вращаются, вынуждает их поступать соответствующим образом. Иначе нельзя. Ведь на войне сражаются не патологические убийцы, но законы военного времени таковы, что человек должен убивать. Иначе нельзя.

«Самых умных и энергичных Рынок превращает в паразитов (да-да, именно превращает, сами они такими могли и не стать, их такими сделали, виновата система, а не люди). Сегодня богатые модники напоминают глистов. Скользкие, блестящие, упитанные, ничего не дают, потребляя самое лучшее за счет принесения вреда обществу. Получается как в грустной современной шутке: “успешный бизнес приходит во власть и превращает ее… в успешный бизнес”»[3].

Более того, многие представители бизнес-элиты не только изначально не обладают отрицательными качествами, но признают разрушительную суть капитализма. Так, Дж. Сорос[4] признает:

«В соответствии с рыночным фундаментализмом вся общественная деятельность и человеческие отношения в том числе должны рассматриваться как деловые, основанные на договорах отношениях, и сводиться к общему знаменателю — деньгам. Деятельность должна регулироваться, насколько это возможно, самым навязчивым способом — невидимой рукой конкуренции, ведущей к увеличению прибылей. Вторжения рыночной идеологии в области, столь далекие от коммерции и экономики, разрушают и деморализуют общество»[5].

Но еще раз повторим: все эти рассуждения ничего не изменят. На войне как на войне. Война есть война. Капитализм есть капитализм.

Кроме того, весь протест против духовной деградации общества у представителей элиты дутый и сходит на нет, как только речь заходит о возможности потерять хоть толику своей прибыли. Когда вопрос встает ребром: или разглагольствования о вреде капитала, или потеря этого капитала, все разговоры о вреде последнего сразу же заканчиваются. Как говорится в китайской пословице, «легко быть святым, сидя на горе Тянь-Шань. Гораздо сложнее оставаться святым, сидя на базаре…».


[1] Аристотель. Афинская полития. Л., 1936. С. 90.

[2] Л. Бромфилд.

[3] Проект Россия. http://www.projectrussia.ru/text.

[4] В 2006 году журнал Forbes оценил состояние Сороса в 6,9 млрд долл. и поставил его на 37-е место среди самых богатых людей в мире.

[5] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М., 1999. С. 12.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 109 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Одиночество

Одиночество стало постоянным спутником современного общества. Возникают целые философские течения (пессимизм, экзистенциализм и др.), которым свойственны общая пессимистическая направленность, трагизм, проповедь одиночества и отчужденности человека. Возникают новые виды терапии, когда людей, переживающих неврозы, собирают в группы и предоставляют возможность поговорить, причем берут за это немалые деньги. Общение стало продаваемым лекарством. Все так широко распространенные в США консультации психотерапевтов служат в основном одной цели — устранить дефицит общения. Лечение часто сводится к обычному разговору с психоаналитиком. Кто-то пытается найти общение в Интернете, платит деньги и за это. Но все перечисленное — лишь суррогат нормальных человеческих разговоров. Общение стало дефицитом, как отмечает американский социолог О. Тоффлер,

«в наше время одиночество так широко распространилось, что стало… общим явлением»[1].

После прихода капитализма в нашу страну мы это увидели на личном примере. Раньше мужчины собирались и играли в домино, люди ходили в походы, бабульки сидели на лавках — теперь все сами по себе. Лучшим другом каждого стал телевизор, все больше люди замыкаются в себе или максимум — в своих семьях.

«10 тысяч долларов чаевых получила официантка из пиццерии в американском штате Индиана. Неслыханную щедрость проявила одна из посетительниц, которая пожелала сохранить анонимность. Столь щедрого вознаграждения 20-летняя Джессика Озборн удостоилась за то, что дала своей клиентке выговориться — та рассказала девушке о семейной трагедии. В благодарность за сочувствие официантка получила чек на круглую сумму»[2].

Даже в шумных и псевдовеселых компаниях люди чувствуют свое одиночество, ведь одиночество — это не только ты один в пустом доме, но и когда ты среди шумных людей, в веселой компании понимаешь, что эти люди для тебя чужие. Как кто-то заметил, корпоратив — собрание чужих людей, изображающих дружескую привязанность.

Одной из форм проявления человеческого одиночества стала гипертрофированная любовь к домашним животным. Не находя в себе сил на настоящие чувства, люди убегают в имитации. Типичной имитацией любви является поголовное увлечение домашними животными. А ведь еще две тысячи лет назад философ Сенека в нравственных письмах к юноше Луцилию замечал, что переносить любовь с людей на животных — это великое зло. Конечно, легче любить собаку, чем человека: эта любовь не требует жертвенности, собака не так требовательна, ей можно нагрубить, она не ревнует, если что, а если очень надоела — можно просто посадить ее на поводок. Люди утешают себя: вот есть же существо, которое я бескорыстно люблю и которое любит так же меня. Но это просто капитуляция, попытка бегства — любовь к собаке не заменит любовь к человеку. Наблюдая за людьми, сюсюкающими со своими питомцами, всегда хочется спросить, а сюсюкались ли они так же со своими детьми. Все это напоминает миллионерш, которые не заводят детей или отдают их на воспитание гувернанткам, но зато очень любят свою собачку.

«Ребенок умер от голода, пока родители увлеченно играли онлайн в выращивание виртуального ребенка. Суд установил, что супруги играли ежедневно по 10 часов в Интернет-кафе, а ребенка кормили из бутылочки только раз в сутки. Однажды утром, вернувшись домой после очередной онлайн-сессии, родители нашли дочь мертвой»[3].

* * *

Если материализация, примитивизация и эгоизм имеют под собой некие объективные основания, то следующий процесс — рост ненормальности западного общества — вызван в основном субъективными причинами.


[1] Тоффлер О. Третья волна.  М., 1999. С. 582.

[2] Чаевые по-царски. 16.07.2007, телекомпания НТВ.

[3] Уморившие грудного ребенка голодом родители-игроманы получили тюремные сроки. GZT.RU. 28.05.2010. 

sunset mankind