Sidebar

Вспомним обыкновенный рынок и любого коммерсанта на этом рынке. Он стремится обсчитать, обвесить, всучить залежалый товар, разрекламировать то, что никто не покупает, обмануть вас в вопросе о стране-производителе, о составе ткани и т. д. Помимо этого, он стремится не допустить на рынок чужих торговцев, дать взятку контролеру весов, ветеринару и т. д. Открываем книгу Аристотеля «Афинская полития», минуло более двух тысяч лет, а ничего не изменилось. Аристотель пишет, что необходимо избрать рыночных надзирателей, на которых будет возложена обязанность «наблюдать за всеми товарами, чтобы их продавали без примеси и без подделки»[1].

Рынок — это модель капиталистической экономики, собственно, она и носит название «рыночной». Рынок является уменьшенной копией любого бизнеса: обман покупателя, «кидалово» партнеров, взятки чиновникам — обязательные атрибуты коммерческой деятельности. «Бизнесмен — обыкновенный лавочник, только во много раз увеличенный»[2].

Чем больше бизнес, тем выше покровители. Если торговец с рынка платит патрульному, то крупный бизнесмен — высокопоставленному чиновнику. Торговец говорит, что его товар лучший на рынке, вам одному, крупный бизнес то же самое внушает с помощью рекламы миллионам. Причем крупный обман всегда изощреннее. Привлекаются известные актеры, спортсмены, которые убеждают вас, что пользуются только этой зубной пастой, только этим кремом, только этими специями. В общем-то, все понимают, что это обман, но по-другому нельзя, точнее, можно, но не долго: до тех пор, пока тебя не обойдет пронырливый конкурент.

Далее мы разберем вопрос об историческом кумире капиталистической эпохи. Как мы увидим, качества капиталистического кумира, мягко говоря, не совсем идеальны, но это не значит, что абсолютно все представители бизнес-элиты — кладезь отрицательных качеств. Нет, может быть, даже наоборот, представители бизнес-элиты — отличные люди, но среда, в которой они вращаются, вынуждает их поступать соответствующим образом. Иначе нельзя. Ведь на войне сражаются не патологические убийцы, но законы военного времени таковы, что человек должен убивать. Иначе нельзя.

«Самых умных и энергичных Рынок превращает в паразитов (да-да, именно превращает, сами они такими могли и не стать, их такими сделали, виновата система, а не люди). Сегодня богатые модники напоминают глистов. Скользкие, блестящие, упитанные, ничего не дают, потребляя самое лучшее за счет принесения вреда обществу. Получается как в грустной современной шутке: “успешный бизнес приходит во власть и превращает ее… в успешный бизнес”»[3].

Более того, многие представители бизнес-элиты не только изначально не обладают отрицательными качествами, но признают разрушительную суть капитализма. Так, Дж. Сорос[4] признает:

«В соответствии с рыночным фундаментализмом вся общественная деятельность и человеческие отношения в том числе должны рассматриваться как деловые, основанные на договорах отношениях, и сводиться к общему знаменателю — деньгам. Деятельность должна регулироваться, насколько это возможно, самым навязчивым способом — невидимой рукой конкуренции, ведущей к увеличению прибылей. Вторжения рыночной идеологии в области, столь далекие от коммерции и экономики, разрушают и деморализуют общество»[5].

Но еще раз повторим: все эти рассуждения ничего не изменят. На войне как на войне. Война есть война. Капитализм есть капитализм.

Кроме того, весь протест против духовной деградации общества у представителей элиты дутый и сходит на нет, как только речь заходит о возможности потерять хоть толику своей прибыли. Когда вопрос встает ребром: или разглагольствования о вреде капитала, или потеря этого капитала, все разговоры о вреде последнего сразу же заканчиваются. Как говорится в китайской пословице, «легко быть святым, сидя на горе Тянь-Шань. Гораздо сложнее оставаться святым, сидя на базаре…».


[1] Аристотель. Афинская полития. Л., 1936. С. 90.

[2] Л. Бромфилд.

[3] Проект Россия. http://www.projectrussia.ru/text.

[4] В 2006 году журнал Forbes оценил состояние Сороса в 6,9 млрд долл. и поставил его на 37-е место среди самых богатых людей в мире.

[5] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М., 1999. С. 12.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

3. Материалистический монизм (утопизм)

Марксизм — это абстрактная теория, полная схематизма и полностью оторванная от реальной жизни, многие положения которой сами же ей противоречат. Как может отмереть государство? Как можно платить всем по потребностям, если удовлетворение потребности порождает новые потребности? Почему история рассматривается исключительно как борьба классов, а не их взаимодействие? Почему рабочий класс — гегемон общества? Почему должна отмереть семья в традиционном смысле слова? На последнем вопросе мы остановимся отдельно.

Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли бы быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по азам марксизма, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[1].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но рисуется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[2].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Все было наоборот. За излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.


[1] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., т. 21. С. 78.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., т. 21, С. 78–79.

sunset mankind