Sidebar

Суть капиталистической деятельности — перераспределение ресурсов. Это утверждение верно не только при оценке сути капитализма в рамках страны, но и при оценке функционирования международной экономической системы.

Всем известно, что производственный сектор в развитых странах с каждым годом сокращается, а растет сфера услуг. Всем известно, что благосостояние развитых стран растет. Однако далеко не все задумываются над взаимосвязанностью этих двух процессов. Ведь сфера услуг не создает стоимости[1], сфера услуг лишь перераспределяет стоимость, созданную в производстве. Например, магазины торгуют только тем, что было создано в сфере производства, в сельском хозяйстве, в легкой или тяжелой промышленности.

Если промышленность ничего не произведет, то и торговать будет нечем. Если в развитых странах растет сфера услуг, то кто производит товары для реализации в этой сфере?

Эти товары производится за пределами развитых стран. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последний фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус» в Москве, необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96 % всей одежды, приобретенной в США, было изготовлено в других странах[2].

В развитых странах эксплуатация собственного населения постепенно вытесняется эксплуатацией других народов. Этим во многом объясняется сглаживание социальных противоречий в странах Запада. Колониальная система не разрушена, а приобрела новое качество. Вместо реальных войн идут торговые войны, вместо военного насилия — экономический диктат. По разным оценкам, доля ВНП западных стран, полученных за счет неэквивалентного обмена и использования дешевой рабочей силы в странах третьего мира, колеблется на уровне 30–40 %.

Таким образом, капитализм в мировом масштабе делает то, что ему свойственно, перераспределяет ресурсы большинства меньшинству — одному золотому миллиарду. В результате, несмотря на все лицемерные разговоры о помощи странам третьего мира, идет нещадная их эксплуатация, и разрыв между бедными и богатыми странами с каждым годом только увеличивается. Всего 258 миллиардеров владеют так же богатством, как почти половина жителей Земли. Иными словами, 0,0001% населения Земли владеет 50% богатства, созданного трудом человечества, а 1% населения, верхушка «золотого миллиарда», — почти 99% всего богатства мира[3].

«Каждый день — каждый день! — 100 тысяч человек умирают от последствий голода, и вовсе не оттого, что живут в регионах, пора­женных засухой, а потому, что у них отняли богатства их стран — как в самые мрачные времена колониализма»[4].

Вся подноготная лицемерия «помощи» развивающимся странам изложена в мировом бестселлере «Исповедь экономического убийцы». В этой документальной книге бывший экономический советник (Дж. Перкинс) рассказывает о подлинных задачах групп экономических советников. Их задача заключается в превращении страны, в которую они приезжают, в экономическую колонию США.

«Экономические убийцы — это высокооплачиваемые профессионалы, которые выманивают у разных государств по всему миру триллионы долларов. Деньги, полученные этими странами от Всемирного банка, Агентства США по международному развитию и других оказывающих “помощь” зарубежных организаций, они перекачивают в сейфы крупнейших корпораций и карманы нескольких богатейших семей, контролирующих мировые природные ресурсы. Они используют такие средства, как мошеннические манипуляции с финансовой отчетностью, подтасовка при выборах, взятки, вымогательство, секс и убийства. Они играют в старую как мир игру, приобретающую угрожающие размеры сейчас, во времена глобализации. Я знаю, о чем говорю. Я сам был ЭУ.

Эта книга и о тебе, читатель, о твоем и моем мире, о первой поистине глобальной империи. История подсказывает, что, если мы не изменим ход повествования, оно закончится трагически. Империи не живут вечно. У всех империй был трагический конец. Стремясь к расширению своих владений, они уничтожают многие культуры, а потом сами приходят в упадок. Ни одна страна или союз нескольких стран не могут бесконечно процветать за счет эксплуатации других

Эта книга была написана для того, чтобы мы задумались и изменили нашу жизнь. Я уверен, что, когда достаточно людей осознает, как нас эксплуатирует экономический механизм, возбуждающий неутолимую потребность в природных ресурсах, и в результате создает системы, взращивающие рабство, мы больше не сможем терпеть это. Тогда мы пересмотрим нашу роль в этом мире, где единицы купаются в роскоши, а большинство задыхается в нищете, грязи и насилии»[5].


[1] Для простоты и наглядности изложения мы несколько огрубляем ситуацию.

[2] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. 09.10.2003, ИТАР-ТАСС.

[3] Субетто А. И. Манифест борьбы с империализмом. СПб., 2004. С. 6.

[4] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций – Екатеринбург, 2007. С. 35.

[5] Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. М., 2005.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 23 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Эгоизм господствующего класса

Эгоизм играет важную роль в деградации общества. Речь идет прежде всего об эгоизме господствующего класса. П. Дж. Бьюкенен обращает внимание на то, что

«западные элиты невосприимчивы к факту грядущей гибели их цивилизации. Элиты словно не интересуют ни депопуляция, ни отказ от национальной государственности, ни нарастающая иммиграция из стран третьего мира»[1].

Элита капиталистического общества думает только о себе, эгоизм — это основа ее поведения, и ее мало интересует то, что не касается ее лично. Нормально общество или нет — какая разница! Обращаясь к теме эгоизма современной элиты, Э. Фромм констатирует:

«Трудно поверить, что не предпринимается никаких серьезных усилий, чтобы избежать того, что так похоже на окончательный приговор судьбы. В то время как в личной жизни только сумасшедший может оставаться пассивным перед лицом опасности, угрожающей всему его существованию. Те, кто облечен государственной властью, не предпринимают практически ничего, чтобы предотвратить эту опасность… Эгоизм, порождаемый системой, заставляет ее лидеров ставить личный успех выше общественного долга. Никого больше не шокирует то, что ведущие политические деятели и представители деловых кругов принимают решения, которые служат их личной выгоде, но вредны и опасны для общества. В самом деле, если эгоизм — одна из основ бытующей в современном обществе морали, то почему они должны вести себя иначе?[2]»

На порочность эгоизма, отстраненность господствующего класса обращают внимание и отечественные мыслители:

«Капитализм — идеология отстраненного наблюдения. Чиновники просто соблюдают закон, ничего более. Есть “свободный рынок”, там и крутитесь как хотите. Капитал определяет статус и способность выжить в джунглях бизнеса: совесть перестеёт иметь значение, на ее замену приходит девиз “разбогатей или умри”.

При капитализме разрешено веё, что не запрещено. Отсюда общества педерастов и феминисток, требующих больше прав, разного рода сексуальные извращения, культ потребления… Тусоваться и обжираться стаду интереснее, чем учиться; такой стиль поведения выгоден производителям, потому они продолжают его стимулировать. Граждане вымирают? Ну и ладно, есть иммигранты, которые согласны работать за меньшую плату. Для государства больше нет народа, о котором оно якобы обязано заботиться, — есть только расходный материал»[3].

Представители элиты живут в недоступных жилищах, их дети учатся в закрытых частных школах, они отдыхают на элитных курортах, не предназначенных для простых смертных. А нам рассказывают сказки о закрытых и открытых обществах (в западной социологии принято деление на открытые и закрытые общества. Открытые — это, естественно, страны Запада, закрытые — все остальные).

В этом плане показателен пример из нашей с вами истории. Когда у нас было закрытое общество, тоталитаризм и громадные привилегии партаппарата, к Дому Советов (Дом Правительсва) мог свободно подойти любой, вокруг не было даже забора, а на стоянке стояли одни «Волги». Когда же настало время «открытости», демократии и борцов с привилегиями, Дом Советов обнесли оградой, выставили несколько постов охраны, половину деревьев срубили, а на оставшиеся повесили камеры слежения. А на стоянке теперь, естественно, сплошь иномарки. Вот такое открытое общество.

И еще об открытости. В советском обществе, такого понятия как «фейсконтроль» не существовало. В случаи жалобы, формулировка «я его не пустил, потому что, он мне не понравилось его лицо» или «он слишком просто одет», могла бы в лучшем случаи кончиться плохо для охранника, в худшем для директора заведения. Но так было в закрытом обществе.

А когда общество стало открытым, большую часть людей, приходящих в известные клубы отдохнуть, не пускают только потому, что они не нравятся фейсконтрольщикам. Фейсконтрольщики – это такая новая специальность, возникающая в открытом обществе.

Критерий  фейсконтроля прост мужчина должен выглядеть платежеспособно, а женщины так, чтобы платежеспособные мужчины оставались довольны и чаще посещали клуб.

Открытое общество неограниченных возможностей – это общество, в котором даже вход в клуб строго ограничен.


[1] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М., 2004. С. 23.

[2] Фромм Э. Иметь или быть? Киев, 1998. С. 199–200.

[3] Социализм. Журнал  «Самиздат»,  http://zhurnal.lib.ru/editors/v/void/socialism.shtml.

sunset mankind