Sidebar

Цивилизация — это стадия развития общества,

на которой ничего нельзя сделать без финансирования.

Неизвестный автор

Общество, существовавшее до прихода капитализма, называют по-разному: феодальное, традиционное — но не в названии дело. Докапиталистическое общество жило по закону, описанному в стихотворении А. С. Пушкина «Золото и булат»:

«Все мое», — сказало злато;

«Все мое», — сказал булат.

«Все куплю», — сказало злато;

«Все возьму», — сказал булат.

Это коротенькое стихотворение очень точно передает настроения, царившие в обществе до XIX века. Мужество, «булат» определяли развитие человечества. Экономика не имела решающего значения в жизни страны. Те, кто занимался ростовщичеством, торговлей и другим бизнесом, как бы они ни были богаты, не пользовались уважением и почетом. Бизнес был делом презренным, уделом незнатных людей, занятием, недостойным благородного человека.

«…на протяжении столетий коммерческая деятельность как таковая не пользовалась уважением. Хотя организации, требующие управления (прежде всего коммерческие), возникли очень давно, предпринимательская деятельность рассматривалась как унизительное занятие. Например, Аристотель считал куплю-продажу “противоестественным деланием денег”. А. Смит также довольно презрительно высказывался о “деловых” людях: “Это тип людей… которые заинтересованы в том, чтобы обманывать и даже угнетать народ”. Известна и негативная характеристика, данная Наполеоном англичанам как “нации лавочников”. Негативное отношение к коммерческой деятельности как к недостойному занятию не только имеет очень давние исторические корни, но оказалось и очень стойким, дойдя до нашего времени»[1].

В латыни слово «продавец» произошло от слова «жулик»; Меркурий, бог – покровитель торговли, считался также богом лукавства, «в Греции, и в Риме промышленность и торговля были презираемыми занятиями»[2]. Такое же отношение к «бизнесменам» бытовало и в Европе.

«Деятельность на поприще бизнеса, вообще говоря, считалась занятием низших классов — даже если речь шла о тех, кому удавалось пробиться к вершине успеха в рамках ремесленных гильдий, — и не давала возможности вырваться из своего сословия»[3].

Конечно, богатство всегда сопутствовало власти, но именно власть была определяющей силой, а богатство — лишь спутником. Булат мог «взять» все.


[1]Карпов. А. В. Психология менеджмента. М., 2005. С. 15.

[2] Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М., 1996. С. 292.

[3] Шумпетер. Й Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. С. 175.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Без иллюзий

Рынок — это место, нарочно назначенное,

чтобы обманывать и обкрадывать друг друга.

Анахарсис

Поскольку основной вирус, разлагающий общество, — это капитализм, то, естественно, мы начнем с рассмотрения изменений в области экономики, а затем перейдем к политике, хотя при реформировании, конечно, надо поступать наоборот.

Перед любым серьезным действием возникает вопрос: можно ли обойтись «малой кровью»? Нельзя ли капитализм реформировать, где-то что-то подправить и тому подобное? Ответим: это невозможно, потому что реформировать надо основную цель капитализма — стремление к наивысшей прибыли, и никакие законы о невмешательстве бизнес-структур в политику не отберут у них контроля над политической жизнью. Так, по законодательству, на предвыборную кампанию нельзя использовать денег больше, чем есть в предвыборном фонде, т. е. нельзя затратить больше некоего лимита. Но найдется ли психически здоровый человек, который верит, что деньги на предвыборную кампанию идут из предвыборного фонда, а денежный лимит никто не превышает? То же самое будет с любым законом, ограничивающим капитализм: принять его можно, да толку не будет. Это все равно что принять закон, по которому люди должны перестать дышать. Как человек не может обходиться без воздуха, так капитализм не способен функционировать по иным принципам.

Часто приходится слышать: «Вот вчера встречался с французскими парламентариями, говорили на тему духовного вырождения цивилизации, так они все понимают». Да, очень много людей все понимает, но человечеству от этого не легче. И на войне все понимают, что убивать другого человека плохо, но продолжают убивать, — таковы законы военного времени: если не ты, то тебя.

Капитализм функционирует по присущим ему закономерностям, и «все, к чему прикасается капитализм, он дегуманизирует и превращает в способ извлечения максимальной выгоды»[1], поэтому ничто не зависит от понимания или непонимания. Надо «прекращать» капитализм. Только тогда можно изменить существующее положение дел, так же как только остановив войну, можно положить конец убийству людей. Никаким пониманием отсрочить гибель невозможно.

В большинстве не существующих ныне цивилизаций появлялись пророки, которые предсказывали страшную судьбу своих народов. Находились и люди, которые понимали, что их цивилизация катится в бездну. Но они ничего не делали или делали недостаточно и канули в Лету вместе со своими народами. Само по себе понимание никого нигде не спасало. Спасти могут только решительные действия. Какими они должны быть — об этом данная часть книги.


[1]Вальверде К.  Философская антропология.  М., 2000. С. 341.

sunset mankind