Sidebar

У каждого человека существует определенная доля эгоизма, как, впрочем, у каждого человека существуют различные виды микробов. Но микробы не обязательно болезнь, и эгоизм не обязательно должен приобретать патологическую форму, характерную для капиталистического общества. Многие мыслители считают, что эгоизм не является атрибутом человека, а порожден обществом, основанным на частной собственности, прежде всего капитализмом.

«Эгоизм не природное свойство человека, а свойство общества, основанного на частной собственности… Бытие “частичного” человека не является подлинным, ибо мир вещей, суета заслоняют от человека его историчность. Он начинает жить в мире иллюзий, творит не реальные проекты, а мифические. Ориентируясь на принцип “здесь и только сейчас”, этот человек тер­ет свое лицо, растворяется в вещественно-природной или социальной среде. Более того, он уже сам склонен рассматривать себя как вещь, определять свою стоимость»[1].


[1]Сальников В. П., Кальной И. И., Гуцериев Х. С., Сандулов Ю. А. Философия для аспирантов. / Под. ред. Кального И.И. СПб., 1999. С. 342.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 34 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Диктатура пролетариата

Ставка в общественном развитии на гегемон — пролетариат делалась вопреки тому обстоятельству, что пролетариат не просто не способен управлять государством, но в силу объективных причин экономического развития общества его удельный вес не только не увеличивается, но, наоборот, уменьшается. Декларируя счастье всего общества, мы делали ставку на меньшинство.

Ленинское отношение к интеллигенции звучит так: «…интеллигенция — это не мозг нации, а говно»[1]. В результате гегемон у нас получал в несколько раз больше, чем ученый. Не было стимула учиться, все равно рабочий получал больше, чем тот, кто 5-6 лет учился в институте, корпел над учебниками и перебивался от стипендии к стипендии. Рабочий мог пить на работе, и выгнать его было практически невозможно.

Характерная сцена из известного советского многосерийного фильма «Противостояние»[2]. Выпускник школы приходит пьяный к своей бывшей учительнице и говорит, что он гегемон и получает в два раза больше, чем она. Обсуждая эту ситуацию, два следователя (один из них — муж учительницы) констатируют, что выгнать рабочего нельзя, даже если он и пьет, т. к. мастера и директора «затаскают по инстанциям». Все это интеллигенция видела, что в конечном счете привело к массовому, часто неосознанному скептицизму по отношению к существующему строю.

Более того, если при Сталине, несмотря на пропаганду, руководство трезво оценивало ситуацию и научные сотрудники получали больше, чем работники других отраслей, то к 70-м годам тезис о гегемонии пролетариата руководство страны стало понимать буквально (см. рис. 11)[3].

В советское время существовал анекдот. Во время обхода в сумасшедшем доме больной все время твердит: «Я мясник, я мясник». Молодой врач спрашивает зав. отделением: «Он действительно бывший мясник?». «Нет, — отвечает тот. — У него мания величия. Это обыкновенный кандидат наук».

Конечно, не надо думать, что советская интеллигенция была забита и несчастна, ее положение в обществе было значительно лучше, чем сейчас. Тот же Ленин, обронивший сгоряча обидную для интеллигенции фразу, предупредил слишком рьяных борцов с интеллигенцией, чтобы они «не озорничали вокруг нашей интеллигенции». Во времена Сталина интеллигенции давали квартиры в лучших домах – сталинских высотках. Не бедствовала интеллигенция и во времена Брежнева. Тем не менее рудименты коммунистической доктрины: «диктатура пролетариата», «рабочий класс — гегемон» — постоянно давали о себе знать. Особенно наглядно это выражалось в ставках зарплат, когда маляр в вузе получал столько же, сколько заведующий кафедрой.

Но еще более вопиющая несправедливость была при приеме в КПСС. Для чего служит партийное сито? Для рекрутации лучших управленцев! А кто у коммунистов считался лучшим? Рабочий класс! Рабочих принимали в партию очень легко, а интеллигенции вступить было очень трудно. Существовали квоты: для того чтобы в ряды партии вступил один интеллигент, необходимо было принять трех рабочих[4].

Надо с уважением относиться и к кухаркам, и к кухаркиным детям, и к их труду, но кухарка[5] не способна управлять страной. Достойны презрения и интеллигенты, которые смотрят сверху вниз на простых работяг, но это не значит, что кухарки и маляры должны управлять государством. Они должны иметь постоянное место работы, достойную зарплату, возможность бесплатного лечения и образования, но участвовать в управлении страной для них только лишняя обуза.

Если вдуматься, как может рабочий управлять государством? Для управления ему необходимо получить образование, но в этом случае он уже теряет статус рабочего и переходит в слой интеллигенции, т. е. как ни крути, а рабочий управлять государством не может.

В оправдание марксистской доктрины можно сказать, что сегодня легко рассуждать о том, что пролетариат — уменьшающийся класс общества. Во времена Маркса численность пролетариата быстро росла, и он становился самым большим классом. Но те времена давно прошли, а измениться марксизму мешал его догматизм.


[1]Ленин В. И. Полн. собр. соч., 5-е изд. Т. 51. С. 48.

[2] Производство: Ленфильм. СССР, 1985.

[3] Кирсанов В. Н. Реставрация капитализма в России. Истоки и причины. М., 1999. С. 188.

[4] Цифры условны.

[5] По поводу этой фразы возникла определенная дискуссия. Некоторые авторы утверждают, что Ленин не писал о том, что кухарка должна научиться управлять государством. Для того чтобы это с полной уверенностью утверждать, надо прочесть всего Ленина. Я этого не делал и думаю, что этого не делали защитники Ленина. И, естественно, этого не делало большинство народа. Простой народ не читал Ленина, а смотрел плакаты. Так вот, существует плакат 20–30 годов, где изображена непонятно что орущая женщина, видимо, кухарка, вверху надпись: «Каждая кухарка должна научиться управлять государством», далее подпись – Ленин. Внизу плаката стишок: «На кухне дома не сиди; на выборы в совет иди; раньше работница темная была; а теперь в Совете решает дела».

sunset mankind