Sidebar

С развитием капитализма люди стали остро ощущать нехватку времени, даже начали появляться теории, доказывающие, что время почему-то сжалось. Конечно, не время сжалось, это мы сжались, нас сжали тиски капитализма. Капиталистическая цивилизация фактически требует, чтобы человек поддерживал ее производство-потребление и только ради этого суетился и бегал, чтобы все остальное ему было некогда. Капитализм гоняет его как раба.

«Скорость жизни и потребления настолько высока, что, возможно, уже пора на секунду остановиться и подумать: неужели мы превратились в простые батарейки, которые нужны только для того, чтобы питать ненасытную систему маркетинга?»[1]

Жизнь в естественных для человека ритмах становится непозволительной роскошью, совершенно невыгодным делом. Капитализм заинтересован в ускорении ритмов жизни, ибо тогда быстрее происходит товарно-денежный оборот, в чем единственно и заинтересовано общество потребления.

К проблеме нехватки времени обращались многие философы XX столетия. Одним из них был немецко-французский мыслитель А. Швейцер.

«На человека, — писал он, — стало отрицательно действовать все убыстряющееся движение социума, резкое усиление темпов развития общественной жизни. Изменился весь образ жизни человека. В течение двух или трех поколений довольно многие индивиды живут только как рабочая сила, а не как люди. Ставшая обычной сверхзанятость современного человека во всех слоях обществ, ведет к умиранию в нем духовного начала. Для работы в оставшееся свободное время над самим собою, для серьезных бесед или чтения книг необходима сосредоточенность, которая нелегко ему дается. Абсолютная праздность, развлечение и ж­лание забыться становятся для него физической потребностью. Не познания и совершенствования ищет он, а развлечения — и при том такого, какое требует минимального духовного напряжения. Бездумье стало для человека второй натурой. Ведя разговоры с себе подобными, он следит за тем, чтобы придерживаться общих замечаний и не превращать беседу в действительный обмен мыслями. Он не имеет больше ничего своего и даже испытывает в некотором роде страх, что от него может потребоваться это свое. Постоянная спешка, интенсификация совместного труда приводят к тому, что мы, беспрестанно и при самых разнообразных условиях встречаясь друг с другом, держимся отчужденно по отношению к себе подобным. Обстоятельства нашего бытия не позволяют нам относиться друг к другу как человек к человеку. Мы в конечном счете деградируем»[2].


[1] Рыков К. Люди мы или роботы?  12.09.2006, деловая газета «Взгляд».

[2] Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: Учебник. Изд. 2-е., пер. и доп. М., 1998. С. 7.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 26 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Тема кризиса

Разговоры о кризисе не умолкают на Западе и сегодня. Много верного говорится не только о наличии кризиса, но и том, что меры по его разрешению нельзя откладывать. У человеческой расы впереди всего лишь одно-два поколения, чтобы спастись, утверждается в 20-м ежегодном отчете «Положение в мире» за 2003 год, подготовленном вашингтонским Worldwatch Institute[1].

О кризисе говорят на самом высоком уровне. Тысячными тиражами выходят объемные исследования, авторы которых получают престижные премии.

Одно из типичнейших рассуждений на тему современного кризиса — работа Г. Борка[2], который в 1997 году издал книгу «Сползание в Гоморру: современный либерализм и закат Америки», сразу ставшую бестселлером. Каковы суть и причины кризиса, по Борку?

«Эта угроза не военная. Советов и фашистов давно уже нет. На сей раз мы столкнулись и, как кажется, отступаем перед атакой, возглавляемой силой, которая не только находится внутри западной цивилизации, но, возможно, представляет собой ее законное дитя». Этот «внутренний враг» — современный либерализм, который, по мнению автора, влечет за собой «культурную и социальную деградацию»[3].

Казалось, все верно, но вот что интересно:

«Человек, выросший при демократии, — пишет Борк, — думает, что все люди такие же, как он, и отождествляет себя с любым, кто страдает. Это сочувствие, рожденное из страсти к равенству, ведет к тому, что статус жертвы стал выгоден. Мы стали… нацией жертв. Список “жертв” — национальных меньшинств, женщин, гомосексуалистов, инвалидов, страдающих ожирением, молодежи, стариков — практически бесконечен; он включает в себя всех, кроме обычных белых мужчин. Теперь, однако, появилось и мужское движение, которое требует себе статуса жертв. Эти мнимые жертвы подчеркивают, как им плохо, требуют особого обращения и зачастую его получают»[4].

Далее идет просто-таки протокольное рассуждения о расизме, падении уровня образования и т. д. А преодоление кризисных явлений, по Борку, естественно, заключается в улучшении образования, более строгой судебной реформе, цензуре и т. д.

Такие же по-детски наивные меры разрешения кризиса потреблятства предлагаются авторами не раз цитируемой нами книги: «Потреблятство: болезнь, угрожающая миру»[5]. Авторы считают, что люди должны добровольно отказаться от потреблятства. Неужели авторам, которые сами в своей книге анализируют всеохватывающую индустрию контроля над человеческими душами, не понятно, что люди, даже если и захотят, не смогут не потреблятствовать, ведь вопрос идет не о тысяче, а триллионах долларов.

Мы уже не раз приводили цитаты из книги П. Дж Бьюкенена «Смерть Запада»[6]. В этой книге очень верно описывается современная нравственная деградация Запада и прежде всего — США. Приводятся многочисленные примеры. Но кто же виновники деградации, по мнению Бьюкенена? Оказывается, революционеры и скрытые коммунисты. В общем, рука Москвы.

«Но если западный человек не найдет способа остановить падение уровня рождаемости, культурный марксизм преуспеет там, где потерпел неудачу марксизм советский»[7].

Когда это читаешь, неотступно преследует вопрос. Верит ли Бьюкенен в это сам? Уже СССР нет, а он все о коммунистах. Или задача книги Бьюкенена в другом — показать ложных врагов, а значит, и ложное направление борьбы.

Встречаются и просто уникальные «научные» исследования — например, труд «Великий разрыв» Ф. Фукуямы, в котором автор пытается доказать, что разрыв-то он, конечно, Великий, но все постепенно налаживается, а уровень морального разложения снижается. Конечно, если выдавать увеличение количества лесбиянок за увеличения количества свободы[8], а значит, нравственности, то можно сделать вывод о построении высокоморального общества, в особенности если к этим показателям прибавить рост гомосексуалистов, педофилов, зоофилов и т. д.

Никакого отношения к научно объективным трудам все эти госдеп-агитки отношения не имеют, как, впрочем, их авторы к науке. «Научный» путь у известных социологов как под копирку: 1. Госдеп США или/и ЦРУ или президентская администрация. 2. Получение научного звания в целях основы для пиара и статуса. 3 Книга, написанная многочисленными «помощниками»[9]. 4. Всемирная известность как следствие пиара, в котором задействована вся пропагандистская мощь США.

Никто не стал из них известным, написав книгу. Все сначала работали в «госдепе». Фукуяма перед своим «концом истории» десять лет проработал в Госдепе США, занимая пост заместителя директора Штаба планирования политики, а также при институте ВВС США. С. Хантингтон до «столкновения цивилизаций» активно работал в аппарате правительства США, затем директором Центра в Совете нацбезопасностн США. П. Бьюкенен работал руководителем отдела в президентской администрации Рейгана, до этого — в администрации Никсона, Форда.

Подчеркнем, все эти деятели не сделали карьеру ученого, а потом, оценивая их научные заслуги, их взяли работать в «госдеп». Все они сначала работали в «госдепе» и только потом, оценивая их «госдеповские» заслуги, их назначали известными «учеными».

Может создаться впечатление, что на Западе усиленно ищут выход из кризиса, вызванного нравственным разложением общества. Но когда видишь, о каких причинах кризиса говорится в этих трудах и какие предлагаются решения, сразу становится ясно: наличие кризиса скрыть нельзя, и это на Западе понимают, и поэтому стремятся показать ложные причины и ложные пути избавления. Скрывается главное: данный кризис неразрешим в рамках существующего на Западе либерального строя. Улучшение и гуманизация образования, контроль над средствами массовой информации, борьба с преступностью и наркоманией, установка металлоискателей в школах для предотвращения убийств одноклассников и учителей, автоматы по выдаче презервативов и одноразовых шприцев в учебных заведениях — все это примитивные, поверхностные меры, не давшие ровным счетом ничего в прошлом и не способные привести к необходимым результатам в будущем. Автоматами с презервативами кризис цивилизации не разрешить.


[1] One generation to save world, report warns. P. Brown // The Guardian. 09.01.2003.

[2] Борк окончил Чикагский университет, затем преподавал на юридическом факультете Йельского университета; служил заместителем министра юстиции.

[3] Цит. по: Волохова Е. Крах либерализма. // Русский дом, №5, 04.1998.

[4] Там же.

[5] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. М., 2003.

[6] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М., 2004.

[7] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М., 2004. С. 127.

[8] Фукуяма Ф. Великий разрыв. М., 2004. С. 26.

[9] Нередко в предисловии перечисляется столько «помощников», что если их количество умножить на несколько страниц, то получается как раз объем книги.

sunset mankind