Sidebar

О глобальных проблемах говорится так много потому, что большинство людей чувствуют что-то неладное. По данным Института Гэллапа, только 20 % населения Западной Европы ощущают себя счастливыми. Нередко писатели, рассуждающие о кризисе, интуитивно ощущая его, даже не могут сформулировать  его сущностные черты. Классическим примером является книга американской писательницы Джейн Джекобс «Закат Америки»[1].

Ощущение кризиса приводит людей к созданию различных организаций, комитетов, центров, к членству в рядах антиглобалистов и т. д. Но все эти действия подобны поведению английских рабочих XVIII века, которые ломали станки, думая, что именно в них кроется причина безработицы и прочих несчастий[2]. Люди чувствуют распространение кризиса, но не могут понять его причин.

«Ежегодный опрос, который проводит влиятельная газета The New York Times и телеканал CBS News, впервые с начала 90-х годов прошлого века дал крайне неутешительный ответ на вопрос, довольны ли американцы положением в своей стране.  Оказалось, что 81% респондентов дали утвердительный ответ на вопрос «Считаете ли вы, что положение в стране значительно ухудшилось, и США продолжают двигаться в неправильном направлении?». Примечательно то редкое единодушие, которое проявили представители разных социальных слоев, сторонники республиканцев и демократов»[3].

Не остаются в стороне и те силы, которые сознательно пытаются промывать мозги населению и уводить общественное сознание в сторону от настоящих забот, представляя экологические проблемы как основные глобальные проблемы, стоящие пред современной цивилизацией. Усиленно муссируя темы «экологического кризиса», «истощения ресурсов», они сегодня пытаются отвлечь внимание общества от истинных угроз, нависших над человечеством.

Механизм манипуляции общественным мнением и переключения его с действительно важных проблем на проблемы периферийные очень четко отлажен на Западе. Так, во время войны в Ираке в 2003 году, стала сразу усилено раздуваться тема всемирной неизлечимой и смертельной эпидемии — атипичной пневмонии. Многие попались на эту удочку, ведь война там далеко, а эпидемия проникает через границы и может коснуться каждого, а лекарств против нее нет. Но эта «всемирная эпидемия» сразу закончилась вместе с падением Багдада и оказалась не такой уж неизлечимой — вылечивалось около 90–95 % заболевших и не такой всемирной, страны, где число больных было хотя бы более 10 человек, можно сосчитать по пальцам одной руки, да и не такой уж эпидемией, количество умерших оказалось мизерным, менее 1000 человек[4].

Академик РАМН, директор НИИ вирусных препаратов им. Анджапаридзе В. Зверев считает, что вокруг атипичной пневмонии создается искусственный ажиотаж. Он напомнил, что в мире от кори ежегодно умирает 800 тыс. человек и несколько миллионов — от вирусного гепатита. Сходного мнения придерживается и академик РАМН, заведующий кафедрой микробиологии и иммунологии Московской медицинской академии им. Сеченова А. Воробьев. Он заявил, что за прошлый год только в одной Свердловской области обычной пневмонией заболели 11 тыс. человек. При этом 4 % случаев имели летальный исход, «это примерно столько же, сколько умерло от атипичной пневмонии по всему миру за 4 месяца»[5].

Следует добавить, что диагноз у умерших от атипичной пневмонии лишь предварительный. Так, в Голландии в 2003 году умер ветеринарный врач, которому был поставлен предварительный диагноз — атипичная пневмония. Но позже врачи поняли, что мужчина заразился «куриным гриппом»[6].

В мае 2003 года в России появился первый зараженный атипичной пневмонией. Житель Амурской области, 25-летний Денис Сойников был помещен в реанимационное отделение инфекционной больницы Благовещенска. В Россию пришла смертельная эпидемия. Проблема обсуждалась на самом высоком уровне, по телевидению неоднократно выступал главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. В Сибирь выехали лучшие российские врачи. Новости по телевидению начинались с освещения состояния неизлечимого больного. Однако врачи почему-то никак не могли поставить диагноз одному-единственному больному: у него обнаруживали то атипичную пневмонию, то обычную двухстороннюю пневмонию, то опять атипичную. И пока врачи спорили, чем он болеет, смертельной болезнью или нет, пациент выздоровел и решил подать в суд на все средства массовой информации, которые, по его мнению, вмешивались в его личную жизнь, клеветали на него.

Итак, если подвести итог, то по поводу атипичной пневмонии возникают некоторые вопросы. Во-первых, что это за смертельная болезнь, при которой уровень выздоровевших 90–95 %?Во-вторых, что, значит нет вакцины, если большинство вылечиваются обыкновенными лекарствами? В-третьих, не раз врачи заявляли, что вакцину очень трудно создать, так как до сих пор не удается однозначно выявить возбудителя этой болезни. Интересно, а как врачи устанавливают, что человек болен именно атипичной пневмонией, если не удается выявить возбудителя? Врачи диагноз делают на глаз? И, наконец, в-четвертых, очень уж подозрительны сроки возникновения и угасания атипичной пневмонии — возникла «смертельная болезнь» с началом войны в Ираке, а закончилась, как раз когда война была закончена. А через месяц с небольшим после окончания войны в Китае уже возник туристический маршрут по местам «смертельной болезни»: всего за 4 доллара экскурсанты могли посетить больницы, где лежали пациенты.

Была проведена пиар-акция под названием «атипичная пневмония», и организаторам этой акции можно поставить оценку «отлично».


[1] Джекоб Д. Закат Америки. Впереди Средневековье. – М., 2007.

[2] Луддиты - участники первых стихийных выступлений рабочих против внедрения машин и капиталистической эксплуатации в Великобритании. Название луддиты происходит от имени легендарного подмастерья Неда Лудда разрушившего свой вязальный станок. Движение  явилось специфической формой борьбы формирующегося промышленного пролетариата против невыносимых условий труда, нищенской зарплаты, безработицы, что связывалось в сознании его участников с введением машин. Массовые разрушения машин (а иногда и целых фабрик) имели место в Арнолде, Ноттингеме, Лидсе, Шеффилде, Манчестере и других городах. В  1769 г. была введена смертная казнь за разрушение машин. Однако последние крупные вспышки движения луддитов относятся к 1816—20 г.

[3] Жители США с пессимизмом смотрят в будущее. РИА «Новый Регион 2». 04.04.08.

[4] Как сообщала 06.01.04 телекомпания НТВ, во всем мире умерло всего 774 человека.

[5] Вакцина от «азиатской пневмонии» может быть создана не раньше чем через три года. 12.05.2003, Recipe.Ru.

[6] Бектимиров Т. А. Птичий грипп и возможная пандемия. ГИСК им. Тарасевича Л. А.. // Грипп № 3 (33), май – июнь. 2004.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 84 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

the sunset of mankind

sunset mankind pdf

Похожая статья

Эгоизм и нравственность

По сути, нравственность и эгоизм несовместимы, так как нравственность — это форма общественного сознания — нормы, регулирующей отношения между членами общества. Если же для человека важна прежде всего собственная персона, о какой нравственности можно говорить? Например, не грех украсть, ведь главное — твое личное благосостояние. А если алчность требует, то не грех и убить другого человека. Главное, не попасться. Именно поэтому в капиталистических обществах так развита преступность. У немцев есть шутливая «11-я заповедь», которая формулируется так: Du sollst dich nicht erwischen lassen — Ты не должен позволить себя поймать (на месте преступления). То есть можно нарушать все Десять заповедей, но лишь до тех пор, пока это остается тайной. Вот так теперь шутят над Библией. Но дело, конечно, не в шутках, все гораздо серьезней.

Банальная истина: «для американцев национальный вид спорта — заполнить декларации таким образом, чтобы государству досталось как можно меньше. В этом году недоимка составила 350 млрд долларов, сообщает Си-Би-Эс»[1]. А если отвлечься от слов «национальный вид спорта», «недоимка», о чем идет речь? Речь идет о том, что воровство есть общенациональная черта американцев, причем не осуждаемая, а мифологизированная как некая забава.

Пример из недавней истории. Согласно расследованию, проведенному в США, из гуманитарной помощи жертвам ураганов «Катрина» и «Рита» 2005 года было расхищено около полутора миллиардов долларов. И это при том, что многие из лишившихся крова в прошлом году по-прежнему живут в вагончиках-автоприцепах[2], т. е. люди наживаются на чужом горе, страдании.

Только бесчисленное количество охранников, камеры слежения, развешанные на улицах, подъездах, в магазинах, полицейские без сантиментов, типа: «Стой! Стрелять буду», стреляющие в преступника, только все это, кое-как удерживает западного человека от массового воровства.

«Интересный пример. Скажите, Читатель, что будут делать жите­ли Вашего родного города, если вдруг на час полностью «отрубят» свет? Вероятно, жечь свечи да может быть, еще ругать Чубайса. А вот «цивилизованные» американцы, когда однажды подобное слу­чилось в Нью-Йорке, не сговариваясь, кинулись грабить магазины! Причем — не какая-то шпана из Гарлема, а все сразу. Иначе не объяснить, как всего за 52 минуты темноты с полок исчезло товаров более чем на миллиард (!) долларов...»[3].

Считалось, что много воруют при социализме, но как у нас воровали? Это похоже на детский лепет: бутылку спирта из лаборатории, банку гвоздей со стройки. Как воруют в капиталистическом обществе, мы теперь увидели сами — воруют миллиардами. Поэтому вполне закономерно: с приходом новой социальной системы на нашу многострадальную землю количество преступлений в странах СНГ увеличилось в 6–8 раз[4].

Даже при всеобъемлющей коррупции в России не надо думать, что в России воруют больше остальных. Общий коррупционный бюджет в мире — от 840 млрд евро (более 1 триллиона долларов)[5].

Французский социолог П. Прудон считал, что «собственность — это кража». Маркс раскрывал суть этого тезиса с помощью понятия «прибавочная стоимость». Наемный работник, трудясь, создает определенную стомость. Но всю ее не получает, т. к. часть стоимости присваивает себе капиталист, которая и составляет основу его прибыли. Эта присвоенная часть и называется прибавочной стоимостью. Исчезла ли прибавочная стоимость на современном этапе развития капитализма? Прибавочная стоимость никуда не испарилась, хоть о ее существовании стараются не вспоминать. Конечно, это не обязательно предполагает нищенское состояние рабочих. Нынешний уровень производительности предоставляет им возможность жить безбедно, не так, как в XIX веке, но и капиталист сегодня живет не так, как сто лет назад, а позволяет себе унитазы из золота. Возросло общее благосостояние общества, но это не значит, что прибавочная стоимость испарилась, наоборот, по расчетам некоторых экономистов, норма прибавочной стоимости не только не уменьшилась по сравнению с прошлым веком, а, напротив, возросла. Руководители же крупных американских корпораций в 1980 году получали в 42 раза больше, чем средний служащий, а в 2000 году — в 531 раз (!)[6].

Часто говорят, что капиталистическая мораль пронизана воровством. При капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, героизация преступников в фильмах, книгах.

Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т. д. и т. п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно, в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами, ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

Один из самых известных западных экономистов, лауреат Нобелевской премии по экономике, апологет либеральной доктрины Хайек утверждает, что для расцвета либерализма человек должен лишиться некоторых природных качеств, таких как сострадание и чувство солидарности. К этому можно добавить, что для расцвета либерализма человек на самом деле должен лишиться еще очень и очень многого — всего того, что и давало ему право называться человеком.

Однако не только солидарность вредна. Западные ученые выяснили, что государства и нации тоже вредны.


[1]14.04.2006, телекомпания НТВ.

[2] 15.06.2006, Радио «Свобода».

[3] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004 - с. 58.

[4] Основы социологии и политологии. Под ред. Бороноева А. О. М., 2001. С. 138.

[5] Госдума ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции. 19.02.2006, Sakhalin.info.

[6] Левт Б. Кто хочет стать миллионером… если он мультимиллионер? // Мы и Америка, № 59, 08.2002.

sunset mankind